obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

На Шаре (Нью-Йорк, Лето, 2012)

Греки тоже - оказались своеобразный народ.

Вроде бы обо всём с ними договорились: вы уезжаете в свою Грецию,

мы приезжаем в ваш дом, в Нью-Йорк;


IMG_1758

вы - возвращаетесь,
мы - уезжаем.

Проще не бывает.


Сначала шло нормально.


Встретили, всё вокруг показали.


Это - дом одна тысяча девятьсот двадцать девятого года постройки, это - задний двор, - помойные бачки, угольный гриль, стол, стулья, зонтик от солнца; вон там вон, видите, наши три мальчика.

- Дети! Со двора ни на шаг! Скоро уезжаем!

Помойные бачки надо выставлять на улицу по четвергам.

- Гостиная, комната мальчиков, вторая комната мальчиков, кухня, холодильник. Только не смейтесь, пожалуйста, у нас на холодильнике иконостас. Мы его туда сознательно поставили, - на кухне, у холодильника вечно народ собирается, самое популярное место в нашем доме.

Чего непонятного? Всё понятно.

До станции метро двадцать минут ходьбы.


IMG_1774


Магазинчики, овощные лавки, пекарня.

Счастье!

А то надоело в Оклахоме за каждым яблоком на машине гонять.

В доме жить хорошо, на завтрак можно всегда овсяную кашу, кофе сварить, и выпить не спеша, нормального масла на хлеб намазать, не то что в гостинице, где проходной двор, колючая, перекрахмаленная постель, духота, сквозняки, и континентальный завтрак с джемом, до изжоги.

- Стиральную машину одновременно с чайником постарайтесь не включать. Электрическая система старая, установлена в начале века,


IMG_1773


пробки регулярно выбивает; распределительный щит в нашем подвале обслуживает весь дом. Если вырубит, то соседи придут немедленно, особенно если ночью встанут кондиционеры.

В доме четыре квартиры. Две - на втором этаже, две - на первом. Все жильцы - греки.

Туалет с душем - один, кладовка, спальня.

В спальне висит Иисус Христос. Я никогда в таких близких отношениях с ним не состоял, чтобы вот так уж, прямо - в одной спальне. Ну да, ничего, пускай; ладно.

На другой стене - постер - "Греция - чемпион. Футбол 2012".

Железный факт, против которого не возразишь, только душе противно.

Подумал, что может Иисуса Христа всё-таки следовало бы снести в кладовку - фактическая сторона у этой истории сомнительна, а проявлять душевную чуткость в ответ на их вопиющее бахвальство кажется мне неуместным излишеством.

Подумаешь - primus inter paris!

Да и вообще, если всё вспоминать, - подсунули нам имяславцев.


- Вай-фай работает, книги берите любые, кроме учебных пособий. Мы школьные учителя, и как только каникулы, улетаем на всё лето, в Грецию.

Каждый год!

У нас в Греции прекрасный! прекрасный дом! на берегу моря! Хватаем в охапку мальчиков, и как только - так сразу! Ничем здесь толком не обзаводимся! Ничего нам здесь не надо!

Дома у нас великолепная мебель! великолепная посуда! А здесь нам безразлично! Живём до лета! Считаем дни!

Во дворе загудело такси.

Греки, как по команде, замолчали, поднялись, и быстро протолкались через порог;

c улицы бухнул багажник, стукнули дверцы.

***

Целый день, с наслаждением ходили. Ходьба - это роскошь, а не способ передвижения.

На крыше Метрополитена выставлен огромный зеркальный шар. Сделан из плексиглаза с зеркальным напылением. Я поддался ажиотажу, обошёл его со всех сторон,

обснимал камерой,






купил входной, и полез внутрь.

Шар опасно задрожал.

Соединённые тонкой проволкой и шурупами хрупкие сочленения заскрипели, плоскости взволновались. Отражённые ветки, верхушки домов, головокружительный пентхаус с тропическими деревьями в покосившихся кадках, фрагменты Центрального Парка потекли с пластины на пластину. Сильнее всего вибрировала верхняя площадка. Энергия, затраченная на то чтобы не двигаться, вызывала дрожь в икрах. Мышечные осцилляции раскачивали пол. Реклама зубной пасты поднялась с боков медленного автобуса и переехала прямо на облако под моим локтем. Я протянул руку, ладонь уперлась в исцарапанный плексиглаз, с грубо напылённой амальгамой; обнаружил, что стою шлёпками в самом центре неба, между столбами солнечного света, и быстро плыву, увлекаемый облаками, страшным усилием не давая ногам расползтись, между зыркающих окон, облупленных коричневых стен, заплаток травы, разбившегося на осколки пруда; молниеносная судорога ударила под коленки, небо перевернулось вместе со мной, и я полетел вниз, на город.


***


По-дороге в Strand Bookstore, в сабвее увидел своё любимое - полиграфический пастиш на тему "представители разных рас, возрастов, профессий и конфессий мирно живут и дружно ездят в нашем большом городе".






Из года в год очередная юмористическая картинка воспроизводит тех же самых участников того же самого действия.

Черные, белые, жёлтые; молодые, старые, беременные, новорожденные;



IMG_1318


мужчины, женщины, дети, подростки - с татуировками и без ( домашние и неформалы); мудрый раввин,



IMG_1320



католические мышки-монашки; с книгами, айпэдами, в наушниках, с газетой; разговаривают, молчат, сидят, обнимаются, играют в шахматы - внутри какого-нибудь транспортного средства - в вагоне поезда, корзине дирижабля, или в кишках футуристической капсулы.

На первый взгляд, кажется, что нет никакой разницы между прошлогодним постером и свежим, но это только на первый взгляд; точнее сказать - непосвящённому непонятно, в чём смысл очередного послания города к своему населению. Горожанин видит его сразу. Смысл всегда самый что ни на есть актуальный, точнее сказать - больной.

Город говорит с горожанами о том, что болит.

Но город не просто говорит с горожанами, он их уговаривает.

В двухтысячных взвинтили какие-то совсем немыслимые цены на съёмное жильё; в крохотных квартирах селилось по 4-5-6 человек; по полторы, две тысячи за спальное место. (Разумеется, речь идёт о Манхеттене, отчасти о Вильямсбурге).

Карьерные клерки платили ( а что ещё остаётся? ) и наливались ядом.

Отлично помню картинку, появившуюся в тот год в сабвее.

Чёрные, белые, жёлтые, и т.д. ( см. выше) плечом к плечу, как сельди в бочке, сидят в корзине дирижабля.

О чём это?
О том, что всем тесно, всем деваться некуда, некоторые вообще могут упасть и пропасть, и разбиться насмерть.

- Ну так, что - пролетаем?
- Да вовсе нет, - летим!

Такой вот смысл.

Чем всё это дело c жильём закончилось?

Экономический кризис разрешил проблему кризиса жилищного. Конторы позакрывались, клерков, служивших за 60-80К в год, уволили; из верноподданной рабочей силы крутых компаний они сразу превратились в заплаканных девочек и мальчиков, и разъехались по домам, к папам и мамам.

Обезврежены.

В отсутствии спроса цены на съёмное жильё пошли вниз; в наши дни, любой, пока ещё неуволенный счастливчик, способен осилить вожделенную квартиру в Манхеттене.

В этом году Нью-Йорк съедают клопы. Клопы жили в городе всегда, но в этом году они всех из города выжили. Творится неописуемое. Повсюду реклама "гипоаллергенных матрацев", последнего бастиона противоклопиной обороны.

Естественно, что тема нового выпуска стенгазеты - клопы.

Сидят в полном составе - чёрные, белые, жёлтые, молодые ( полный список см. выше), - и терпят.

Спокойные и юморные.

Их едят - они глядят.

Отбиваются от клопов матрасами и подушками.

Это же полный бред!

Почему сидят, глядят и молчат?

Почему допускают - даже не жульничество, а откровенное издевательство - с гипоаллергенными матрасами?








Не обращаются в эпидемслужбу, не требуют, не протестуют.

Не колотятся об пол.

Клопы кишмя кишат!

Паразиты заели!

Да потому что на плакатике нарисовано, что терпят; спокойные и юморные.

- У тебя чувство юмора есть? А самоирония? Ну так и относись - к себе, к клопам - с иронией и с юмором. Цивилизованный человек тем и отличается от дикаря, что всегда готов, - во-первых, потерпеть, а во-вторых, подшутить над своим безграничным терпением. В этом заключаются высшая мудрость, глубина, достоинство, и хорошие манеры.

А теперь посмеёмся все вместе над вами и вашим безграничным терпением!
Проявим цивилизованную глубину!

Приготовились!

Начали!

ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха

Звончей!!

ха! ха! ха! ха! ха! ха!!

Громче и звончей, голос цивилизации!

Ха! Ха! Ха! Ха! Ха!

***

Отлично работают юмористы-плакатисты -

окозлили людей через смехуёчки.

***
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments