obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Операция "Наследник". Евтушенко (5)

В книге "Разведка и Кремль" Павла Судоплатова сказано, что КГБ привлек Евтушенко к работе на основе "дружеского сотрудничества", использовав его скорее в качестве агента влияния, нежели чем осведомителя. Отчасти это, может быть, правда, но только отчасти. Кому и чему служил Евтушенко, сказать по совести невозможно. Невозможно, если речь идет о шестидесятых, семидесятых, восьмидесятых годах, сказать кому, чему служили советские люди вообще, страна в целом. Особенно если вспомнить, что шеф идеологической контрразведки, непосредственный куратор Евтушенко, генерал армии, первый заместитель Председателя КГБ Филипп Бобков, которому полагалось бороться с агентами международного империализма и сионизма, закончил свою карьеру на должности главы службы безопасности бизнеса Владимира Гусинского - банкира, вице-президента Всемирного еврейского конгресса, а сам Евтушенко доживает свои дни на благополучной профессорской синекуре в США. При этом я далёк от того, чтобы подозревать, тем более, обвинять Евтушенко, Бобкова, Советскую армию, Кремль, КГБ, частных и официальных лиц, советские институты в сознательном разрушении страны, спланированном вредительстве, хотя, разумеется,было и такое, но не это сыграло решающую роль.

Страна сбилась с революционного шага, споткнулась, упала лицом в грязь. Музыка марша умолкла. Вдохновение себя исчерпало. Искра погасла. Великая миссия окончилось. Все что служило, могло ей служить, на глазах рассыпалось в прах.

И если Евтушенко и был чьим-то агентом, то правильнее всего было бы считать его агентом хаоса.



Международные полеты и безумное воркованье этого голубя мира могли только наращивать абсурд, которого и без него хватало с переизбытком.

- Господин президент Никсон. Перед самым отлётом из Советского Союза мои друзья организовали мне встречу с товарищем Бруно Понтекорво, - Евтушенко проницательным взглядом исподлобья смотрит на президента США. - Он передаёт вам привет.

Никсон встревоженно ерзает, смущенно улыбается.

- Товарищ академик Понтекорво и другие советские ученые-физики уполномочили меня заверить правительство Америки, и вас лично, что радиация от советского ядерного оружия оказывает исключительно полезное воздействие на окружающую среду. Уже через пятьдесят-шестьдесят лет после взрыва в вашей стране можно ожидать увеличения урожайности злаковых культур, овощей и фруктов на 250-300%, увеличения поголовья крупного и мелкого рогатого скота до трех-четырех голов на одно туловище животного, рост надоев и жирности молока. Советская радиация облегчит социальные трудности и изменит Америку к лучшему. Проблема безработицы будет разрешена на много десятилетий вперёд. Исследования в Дубне идут полным ходом, и в самое ближайшее время новейшие изобретения поступят в промышленные разработки. А теперь, если вы позволите, я прочитаю вам отрывок из своей новой поэмы.

Господин Никсон и товарищ Брежнев
напоминают друг друга внешне.
Они укрепляют мир на планете,
чтобы жили счастливо наши дети.
Они внутренне тоже похожие люди,
СССР с Америкой никогда воевать не будет.
Я как поэт своей родиной уполномочен
отстаивать мир вечером, днём и ночью.

По возвращении в Москву, в кабинете у Бобкова разыгрывалось аналогичное представление.

- Привез "Мальборо", товарищ генерал армии, специально для вас, так что закуривайте, не стесняйтесь. Встречался с Никсоном, с Эдуардом Лимоновым, с прогрессивной научной общественностью, со всеми с кем вы просили. Никсон оказался довольно тонкий человек, стихи мои очень хвалил. Лимонов носит интересно пошитый бушлат, а где достал не говорит, но у него повсюду связи. Американские физики сказали, что испытывают трудности в работе. С тех пор как ФБР обнаружило утечку информации, учёным больше не доверяют. В целях безопасности их никого уже который год в лабораторию не впускают, а ключи от неё переданы на хранение лично директору ЦРУ. Все работы над ядерным оружием приостановлены. Товарищи американские физики просят советского вмешательства на высшем уровне. Ходатайства советского правительства перед американским. Чтобы ученым снова разрешили творить. Я взял на себя смелость и обещал им нашу помощь. В самолете заснуть не удалось, написал стихи. Разрешите, я прочитаю?

_______________
Tags: Операция "Наследник"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments