obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Операция "Наследник". Final Cut Pro 2

***

7. Его любили на резиновом матрасике

Ряд моментов, характерных исключительно для второй половины двадцатого века, помогли карьере Евгения Евтушенко. Важная роль средств массовой информации, развитие науки и техники, использование их достижений пропагандой, необходимость вовлечения миллионов людей в политический процесс, и не только в Советском Союзе, но и во всем мире.
Всемирная экономическая и политическая охлократия требовала бесперебойного аттракциона, и совсем не в форме откровенных порнографии и гиньоля. Скорее наоборот, массы возжелали внешнего благообразия. Чтобы не просто была шлюха в телевизоре, а чтобы золотая рыбка встала раком, выразив, таким образом, любовь и уважение.

Иными словами: для передачи актуального сообщения требовался адекватный посредник.

Поскольку фигура поэта, в силу традиции, ещё сохраняла свои авторитет и привлекательность (хотя сама поэзия их уже утратила), естественным в этой ситуации было появление на свет поп-идола в маске поэта.


Пиджак в цветочек. Пампам-пушкин вместо Пушкина.





То есть, - Евтушенко аппелировал к инстинкту во время живых выступлений так же, как это делают современные рок-группы или психологи-манипуляторы; в отсутствии жёлтой прессы сам себя обслуживал - распускал слухи о своём самоубийстве, тиражировал в самиздате автобиографию с описанием своих амурных и гламурных похождений, зарубежных командировок, политических авантюр, перечислял премии, экзотические напитки и кушанья, имена высокопоставленных знакомых, выпускал порнографию такой степени непристойности, что советская цензура от смущения закрывала на неё глаза и подписывала в печать.

Упиваясь своим значением - государственным - Евтушенко рассказывал, как генерал-майор КГБ в отставке, оргсекретарь Московской писательской организации Виктор Ильин и секретарь парткома Иван Винниченко доставляли ему на квартиру деньги вместе с партийным напутствием - проесть и пропить их в московских ресторанах, чтобы московская и, бери шире, мировая общественность смогли убедиться, что жив и здоров важный для Родины и всего мира поэт Евтушенко. Или как манекенщиц из Прибалтики телеграммой КГБ вызывали ему в Москву, чтобы показались без трусов, в березовой роще, на полянке, для Евгения Александровича, выступили перед ним на разложенном рукой Москвы в кустах резиновом матрасике, и не просто так ноги раздвинули, а подмахивали с душой, не жалея сил и придатков; и не одну манекенщицу подвезли, а двух, чтобы смог попробовать и выбрать, какую получше.

Такими историями, рассказанными о себе самом, Евгений Евтушенко завоевал повсеместные уважение и авторитет. Возник миф Евтушенко, который полюбили и в который поверили - в редакции журнала "Новый Мир", на Пушкинской, и у "Сокола", где дочь мать укокала.

Cекрет всеобщего признания заключался в том, что разница между вульгарной убийцей, лишившей жизни мать на почве бытовухи, и интеллигентными людьми из редакции литературного журнала стремительно исчезала. Исчезала разница между участниками академического симпозиума, и разодравшимися в кровь потаскушками с плешки. Рабочими, крестьянами, интеллигенцией. Народ, граждане, сословия, люди превращались в однородную массу; в полбу.


"Хряки с голоду выли, как волки,
ну а в трубку горланили "План!"
И однажды из дряхлой двустволки
он пустил себе в сердце жакан.

И лежал он, и каждый стыдился,
что его не сберёг от курка,
а нахмуренный Ленин светился
на борту у его пиджака."

Если автора этих строк считают поэтом, то это означает только одно, что поэзии больше не существует; если его признают ( признавали) советским, то это означает, что советское умерло одновременно с этим признанием; и если Евтушенко называют русским, то из этого следует, что национальное чувство полностью атрофировано в России.

Евтушенко покорил Россию или Россия отдалась Евтушенко? вопрос из тоже же ряда, что и - что было сначала, курица или яйцо?

Сначала было всё.

Горело одновременно со всех сторон.

8. А ещё он был голубем мира

В книге "Разведка и Кремль" Павла Судоплатова сказано, что КГБ привлек Евтушенко к работе на основе "дружеского сотрудничества", использовав его скорее в качестве агента влияния, нежели чем осведомителя. Отчасти это, может быть, правда, но только отчасти. Кому и чему служил Евтушенко, сказать по совести невозможно. Невозможно, если речь идет о шестидесятых, семидесятых, восьмидесятых годах, сказать кому, чему служили советские люди вообще, страна в целом. Особенно если вспомнить, что шеф идеологической контрразведки, непосредственный куратор Евтушенко, генерал армии, первый заместитель Председателя КГБ Филипп Бобков, которому полагалось бороться с агентами международного империализма и сионизма, закончил свою карьеру на должности главы службы безопасности бизнеса Владимира Гусинского - банкира, вице-президента Всемирного еврейского конгресса, а сам Евтушенко доживает свои дни на благополучной профессорской синекуре в США. При этом я далёк от того, чтобы подозревать, тем более, обвинять Евтушенко, Бобкова, Советскую армию, Кремль, КГБ, частных и официальных лиц, советские институты в сознательном разрушении страны, спланированном вредительстве, хотя, разумеется,было и такое, но не это сыграло решающую роль.

Страна сбилась с революционного шага, споткнулась, упала лицом в грязь. Музыка марша умолкла. Вдохновение себя исчерпало. Искра погасла. Великая миссия окончилось. Все что служило, могло ей служить, на глазах рассыпалось в прах.

И если Евтушенко и был чьим-то агентом, то правильнее всего было бы считать его агентом хаоса.


Международные полеты и безумное воркованье этого голубя мира могли только наращивать абсурд, которого и без него хватало с переизбытком.

- Господин президент Никсон. Перед самым отлётом из Советского Союза мои друзья организовали мне встречу с товарищем Бруно Понтекорво, - Евтушенко проницательным взглядом исподлобья смотрит на президента США. - Он передаёт вам привет.

Никсон встревоженно ерзает, смущенно улыбается.

- Товарищ академик Понтекорво и другие советские ученые-физики уполномочили меня заверить правительство Америки, и вас лично, что радиация от советского ядерного оружия оказывает исключительно полезное воздействие на окружающую среду. Уже через пятьдесят-шестьдесят лет после взрыва в вашей стране можно ожидать увеличения урожайности злаковых культур, овощей и фруктов на 250-300%, увеличения поголовья крупного и мелкого рогатого скота до трех-четырех голов на одно туловище животного, рост надоев и жирности молока. Советская радиация облегчит социальные трудности и изменит Америку к лучшему. Проблема безработицы будет разрешена на много десятилетий вперёд. Исследования в Дубне идут полным ходом, и в самое ближайшее время новейшие изобретения поступят в промышленные разработки. А теперь, если вы позволите, я прочитаю вам отрывок из своей новой поэмы.

Господин Никсон и товарищ Брежнев
напоминают друг друга внешне.
Они укрепляют мир на планете,
чтобы жили счастливо наши дети.
Они внутренне тоже похожие люди,
СССР с Америкой никогда воевать не будет.
Я как поэт своей родиной уполномочен
отстаивать мир вечером, днём и ночью.

По возвращении в Москву, в кабинете у Бобкова разыгрывалось аналогичное представление.

- Привез "Мальборо", товарищ генерал армии, специально для вас, так что закуривайте, не стесняйтесь. Встречался с Никсоном, с Эдуардом Лимоновым, с прогрессивной научной общественностью, со всеми с кем вы просили. Никсон оказался довольно тонкий человек, стихи мои очень хвалил. Лимонов носит интересно пошитый бушлат, а где достал не говорит, но у него повсюду связи. Американские физики сказали, что испытывают трудности в работе. С тех пор как ФБР обнаружило утечку информации, учёным больше не доверяют. В целях безопасности их никого уже который год в лабораторию не впускают, а ключи от неё переданы на хранение лично директору ЦРУ. Все работы над ядерным оружием приостановлены. Товарищи американские физики просят советского вмешательства на высшем уровне. Ходатайства советского правительства перед американским. Чтобы ученым снова разрешили творить. Я взял на себя смелость и обещал им нашу помощь. В самолете заснуть не удалось, написал стихи. Разрешите, я прочитаю?

9. Не фуй, а "Фуку"

Духовная, интеллектуальная, нравственная несостоятельность Евгения Евтушенко полностью раскрыта в поэме "Фуку", опубликованной журналом "Новый Мир" в 1985 году. В ней анафеме, проклятию ( "фуку") предавалось всё и вся, что обрекало человека на телесные страдания, мучения, пытки, смерть.

Главным отрицательным героем поэмы был выведен Христофор Колумб - великий путешественник, мореплаватель, солдат, завоевавший земли Америки для Испанской короны. Взяв Колумба как пример и точку отсчёта, Евтушенко наставлял обвиняющий палец в направлении исторической ретроспективы, указывая на великих реформаторов прошлого, чья деятельность вызвала человеческие жертвы.

"За что удостоился статуй мясник Александр Македонский, а Наполеон - Пантеона < … > Усатым жуком навозным прополз в историю Бисмарк." - негодовал Евтушенко.

Если взрослый человек не знает, за что удостоились памяти истории ее великие деятели, то определить его умственные способности можно только как интеллектуальное недоразвитие. Слабоумие. Место такому человеку в доме инвалидов, а его высказываниям - в его истории болезни, а не в журнале, выходившем в те времена миллионным тиражом. А если массовое издание беспрепятственно выпускает в свет рассуждения слабоумного о роли личности в истории, то это означает только одно - пропаганду мракобесия на высшем уровне.


То, что сегодня Россия сторонится своего собственного великого наследия, - результат обработки, которой страна подвергалась в застойные и перестроечные годы, когда "поэты", "публицисты", "экономисты" без рода, племени, образования, ума, имени и фамилии "доказывали" на исторических примерах, что все великие - кровавые преступники. В результате героями культуры стали кашпировские и джуны, транслировавшие гуманизм в форме человеколюбия в его чистом, ничем не прикрытом безумном выражении. "Трупные пятна исчезнут в ходе моего сеанса, рубец от вскрытия рассосётся" - вещали на Первом канале телевидения.

Евтушенко прокладывал путь этому одичанию. Служил скаутом в дикой дивизии.

Если в шестидесятых он ещё довольствовался скромной, в границах истории СССР, ролью защитника ленинских заветов от преступных сталинских искажений, то с годами его амбиции возросли, он стал претендовать на роль деятеля всепланетарного масштаба, - борца с мировым историческим тоталитаризмом. Прицелившись из ружья с кривым дулом в Наполеона, Евтушенко метил в Сталина, а ударил по фундаменту культуры, по основаниям цивилизации.

Лживый антисталинский пафос превратил Евтушенко в законченного мракобеса и дикаря.

Бисмарк, Македонский, Наполеон, как и прочие палачи и сатрапы, слава которых не даёт Евтушенко покоя, удостоились исторической памяти потомков по одной единственной причине. Сегодняшний мир и всё культурное современное человечество - со всеми его сакральными ценностями - созданы, по большей части в результате их - палачей и сатрапов - персональных усилий. Поэтому их и помнят - персонально. И памятники ставят - персонально. И благодарно им человечество - персонально. За то, что сегодняшний мир есть, а без них - без сатрапов и палачей - его бы не было.

Что касается кровопролития и насилия, и того, что кровь - цементирующий материал на стройке истории, то всё, что можно сказать по этому поводу - да, это так. Человеческая кровь, человеческие страдания, человеческая жизнь были, есть и будут ценой, которую люди платят за свои достижения. С того момента, как рай для людей был потерян - рожать суждено в муках, хлеб добывать в поте лица; рожать - в кровавых муках, хлеб добывать - проливая кровавый пот. Другого способа просто не существует. Это факт.

Как к нему относятся нормальные люди ( не Евтушенко) с университетским образованием, даже если они и либералы? Как полноценные, просвещенные люди оценивают государственного мужа, обрекающего своих соотечественников на жертвы, мучения, смерть?

В поисках ответа открываем хорошую книгу - "Русскую историю в жизнеописаниях её главнейших деятелей", Костомарова Н.И., очерк "Пётр Великий", заключительный параграф, читаем:

"Пётр, как исторический государственный деятель, сохранил для нас в своей личности такую высоконравственную черту, которая невольно привлекает к нему сердце: эта черта - преданность той идее, которой он всецело посвятил свою душу в течение своей жизни. Он любил Россию, любил русский народ, любил его не в смысле массы современных и подвластных ему русских людей, а в смысле того идеала, до какого желал довести этот народ; вот эта-та любовь составляет в нем то высокое качество, которое побуждает нас мимо нашей собственной воли, любить его личность, оставляя в стороне и его кровавые расправы, и весь его деморализующий деспотизм, отразившийся зловредным влиянием на потомстве. За любовь Петра к идеалу русского народа, русский человек будет любить Петра до тех пор, пока сам не утратит для себя народного идеала, и ради этой любви простит ему всё, что тяжёлым бременем легло на его памяти."

Если бы наш дорогой Никита Сергеевич просто взял и переписал этот фрагмент из Костомарова слово в слово к себе в доклад, безо всяких фантазий, и просто заменил одно имя на другое, то скорее всего, что никто, никогда, ничего о Евтушенко бы не услышал. Неловкий, глупый, безграмотный, слабый во всём, с незаросшим родничком, нежизнеспособный, он возник, окреп, встал на ноги, и пошёл, пошёл, пошёл из-за одного-единственного промаха советского политического руководства. Хрущёву нужно было утвердиться во главе государства, нужно было провести ревизию в партии, но сделать это так, чтобы ни партия, ни государство, ни сам принцип государственной власти не пострадали. То есть сделать всё, что он сделал, но без нигилина. Не получилось. Культуры не хватило.

Происхождение Евтушенко, его восхождение, карьера - имеет элементарное объяснение - в политике, в общественной жизни cоветских шестидесятых не хватило культуры.

Евтушенко завёлся от серости и хамства партийного советского руководства.

10. Cогнуться и заткнуться


В одном из ноябрьских номеров Нью-йоркера поместили потрясающую, иначе не скажешь, картинку.


В белое ватное, - на первый взгляд заснеженное, на второй - непроницаемое, бесконечное пространство - втягивается отряд гитлеровцев, а им навстречу выходит разбитая армия Наполеона; подпись: ( вермахтовец разглядывает французов):

- "Россия все время оказывается больше, чем вы думаете."


Особую остроту шутка приобретает от того, что новое вторжение идет полным ходом. Непосредственный адресат публикации давно перешел все границы, и теперь разглядывает журнал, рассуждает сам с собой, мысленно озирает события военной истории, ему навстречу проходят - не одна, а две разбитые армии - и французская, и немецкая; глядя на них, помня о их судьбе, предстоит планировать дальнейшее.

Как всякое гениальное, картинка не просто остроумное предупреждение - не искать неприятностей в России, а еще и выражение того, что есть Россия, чем она является по отношению к тому, что не-Россия, к внешнему. Следует: в России недавнее прошлое встречается с далеким прошлым, и переформатируется в настоящее. Сам процесс невидим, скрыт. Видно только то, что на входе, и что на выходе. Россия показана как "машина", которая делает историю. Этот смысл дан художником непреднамеренно, схвачен интуитивно, выявлен по ходу совсем другого дела, но чем непосредственней выражение, тем оно правдивее и поэтому ценнее. Россию понимают и чувствуют как место, в котором история выделывается буквально как ложка из дерева. Так оно и есть.

"Мировая история делается в России" - можно было бы дать и такую подпись.

Россия - наследница Византии, в состав которой на правах провинции входил Древний Египет - колыбель цивилизации. Через Византию Россия наследует Египту, то есть началу начал. Самые проницательные русские безошибочно указывали на это родство. На протяжении сорока веков в Египте совершалась колоссальная работа, по сложности и по тяжести несопоставимая ни с чем.

Просто: не c чем сравнивать.

Руководствуясь лишь собственным, лишь тем, что было в наличии, не имея предшественников, учителей, откровения свыше, без опоры и поддержки, древний Египет совершал прорыв к единобожию. Готовил религиозную революцию, великую перемену в сознании человека. Египетские пирамиды - символ этого усилия. Самый значительный, самый трагический, вдохновенный и вдохновляющий памятник духовной жажде, силам человека, его героизму, который эта жажда способна пробудить.

Поэты о подобной высоте духа гимны слагают. Самая поэтическая тема. Но не для Евтушенко.

Все в той же "Фуку" он клеймит фараонов, надсмотрщиков, рабовладельцев за то, что те безжалостно эксплуатировали бесправных рабов, проливали реки невинной крови ради удовлетворения собственного тщеславия, выразившегося в форме архитектурной гигантомании. Преступники и убийцы.

Вообще, если бы история развивалась в соответствии с высокоморальными стандартами поэта-гуманиста и мыслителя Евгения Евтушенко, то не только пирамид, ничего бы не было построено. Ничего бы не было. Высшим достижением зодчества была бы землянка, вырытая палкой-копалкой, люди бы перебивались кореньями, были бы счастливы перекусить жучком-червячком, да и сами не отличались бы от насекомых. К счастью, для человечества оно пошло по-другому, преступному, с точки зрения, Евтушенко, пути.

Люди строили, воевали, порабощали друг друга, открывали земли, истребив аборигенов, эти земли заселяли, молились богам, жгли старые храмы, приносили жертвы новым богам, сочиняли песни, писали романы, прославляли в них свои подвиги, изобретали могучее оружие, в частности, ракеты, на которых полетели в космос ...

Жизнь устраивается при содействии смерти. По-другому бывает только - прозябание и смерть.

Непримиримый враг тоталитаризма, жестокости, агрессии - всемирный человек и пацифист Евтушенко, при помощи лживых интерпретаций истории, убеждает Россию и русских быть пониже и потише. Ниже травы, тише воды. Не брать пример с великих. Согнуться и заткнуться. Попросту говоря, - поскорее испустить дух.

Единственный положительный образ в "Фуку" - человек, как говорили в школе на уроках литературы, из народа, простой рабочий-строитель, экскаваторщик Сарапулькин. Этот действительно представляет собой нечто в русской словесности небывалое, неслыханное и невиданное. Пионер - всем ребятам пример. Днем он работает, а после работы, когда остальные идут играть в футбол, на танцы, или пить пиво, он в собственное, свободные время, используя сэкономленное топливо ( все детали приведены точно по оригинальному тексту) роет себе экскаватором могилу.

В отличии от кровожадных фараонов, Сарапулькин не готовится к вечной жизни, он просто готовится сойти в гроб, на полном самообслуживании, добровольно очистить территорию.

Русский поэт Евгений Евтушенко нарадоваться на сознательного Сарапулькина не может. А прогрессивная часть российского общества не нарадуется на Евгения Евтушенко. Вот ведь написал - так написал, удружил - так удружил.

- На тот свет их всех, самовывозом!

С 1985 года, с момента публикации поэмы либерально-почвенническим журналом "Новый Мир", я не слышал ни одного публично высказанного слова протеста, или хотя бы сомнения по поводу Евтушенковских светлых идей. Уже тогда я догадался, что "почвеннический журнал" - это такой журнал, в котором радеют о том, как бы всех русских поскорей оформить на погост и сгноить, увеличив тем самым почвенный слой.

Они слушали. Они постановили.

Против?

Ни одного с 1985 года.

Воздержавшиxся?

Ни одного.

Так что, значит, все идет, как и решено - самовывозом?

Впору было бы загрустить, да спасибо Америке, еженедельно утешающей меня журналом "Нью Йоркер". Не одним обрадует, так другим. Помогает сохранить надежду.


Россия все время оказывается больше, чем вы думаете.

11. Для критики непроницаем

Отстрелявшись по героям истории точечно и поимённо, Евтушенко сообразил, что одиночными всех не перестреляешь, и даже очередями не перекосишь, слишком много набралось за века и эпохи - царств, республик, реформ, революций, армий, а соответственно - государей, реформаторов, президентов, трибунов, диктаторов, полководцев.

И ни один из них даже близко не был пацифистом.

Кажется, что роль великих ревизии не поддается, ну если только не стереть всю историю вместе с великими.

В принципе, неразрешимых задач не бывает, можно что угодно сделать, в том числе, и историю стереть. Всю. Не вопрос. Вопрос состоит в том сколько времени и каких затрат это потребует.

Каким орудием, по каким площадям, с какой плотностью надо бить чтобы сгладить историческую реальность.

Чтобы сгладить одну Великую Отечественную Войну как факт героизма и победы великого русского народа, работают всё-таки сотни, если не тысячи журналистов, писателей, историков, кинематографистов; бумаги, человекочасов, материальных ресурсов бессчётно израсходовано. А тут один Евгений Евтушенко в рамках одной журнальной публикации ставит перед собой задачу провести полную ревизию истории. Фактически - закрыть историю.

Как? чего? и сколько? ему для этого потребовалось.

Восемь слов; на всё про всё.

Точнее, - шесть слов, один предлог, одна отрицательная частица.

"В музеях, куда ни ткнёшься, -
прославленные подонки …
Фуку!"



Никакого значительного прошлого у человечества, получается, не было, истории не было. Можете начинать ваш мировой проект с чистого листа. А если случайно что-то из прошлого всплывёт - под суд! в Нюрнберг! не забудем! не простим!

Не продолжать же действительно всю эту подонческую волокиту, - с Древнего Мира тянуть через Средние Века в Новое Время.

Троянская война, греко-персидские войны, Мировые, крестовые походы, Тридцатилетняя война, Столетняя …

- Подонки! Все подонки! А главное ( это уже деловым тоном) не забудьте покаяться перед мировым сообществом за ( голос идёт вверх) - Катынский расстрел! Катынь не забудьте! И евреев, евреев в Бабьем яре это тоже мы убили. Бабы убили! Русские! Поэтому и называется "Бабий яр"! Всю Россию, весь СССР нужно закрыть навсегда! От греха подальше! И переименовать! Переименовать! Есть такой город - Волгоград! Вот и придумать что-нибудь похожее для всей страны - Предуральск-зауральская Республика, например. Чтобы на карте было мирное слово. А то эта Россия, СССР звучат воинственно и кровожадно. Фуку! А билетов чтобы ни в одной кассе туда ни купить, чтобы не доехал никто! Оттуда - нефть, а туда - никто! Ни один! А те кто там, - а кто там? Там их нет никого! Уехали, да, на работу, за рубеж, ушли, дома нет, стучишь, а не открывают, обзвонился им по телефону, не отвечают, спят на Ваганьковском, расслабляются. И дома тоже нет. Снесли. Ремонт России идет. Перестройка. Обновление. Вольные каменщики над ней работают под руководством прорабов духа. Камня на камне не оставляют.

Шестьдесят лет социализма?
Запрет на частную собственность?!
Свободный труд?!
Чего захотели!
Если это и есть результат мировой истории, то отменяем всю мировую историю.

В евтушенковской риторике - передёргивание подпирает ложь, искреннее невежество цементирует неврастенические конфабуляции; результирующий текст оказывается ниже требований разума, и тем более ниже запросов "культурного" читателя. Евтушенко не то что голыми руками, - его в перчатках, в противогазе, в противочумном костюме не возьмёшь. В позиции "ниже плинтуса" Евтушенко недосягаем для критики. До сАмого бродского вскарабкался.

12. История с биографией

Евтушенко причисляет себя к детям ХХ съезда КПСС.

И в точности как у него с годом рождения получилось - опять обсчитался Евгений Александрович.

Снова даёт неверную цифру.

Карьера Евгения Евтушенко началась очень рано и очень бурно. Первое стихотворение он опубликовал в возрасте пятнадцати лет в газете "Советский Спорт" в 1949 году, в 1951 без аттестата зрелости был принят в Литературный институт, в 1952, в 18 или в 19 лет, выпустил книгу стихов "Разведчики грядущего", в том же году принят в Союз Писателей, где сразу же напал с обвинением в плагиате на по тем временам могущественного партийного функционера, поэта Николая Грибачёва, секретаря парткома и правления Союза Писателей, лауреата двух Сталинских премий. Вышел из столкновения победителем и приобрёл репутацию "сильного человека".

Можете себе подобное представить?


Ну ладно, стихотворение в газете напечатали - понравилось, бывает. Ладно, книжка вышла - приглянулся редактору, лимит на бумагу оказался не выбран в конце года. Литинститут без аттестата зрелости? А я вам на это отвечу - послевоенный год, всюду недобор, парней вообще не осталось, приняли. Удовлетворены? Объяснить молниеносное поступление в Союз Писателей сложнее. Туда просто так не принимали. Серьёзное было заведение. А история с Николаем Грибачёвым - это просто из серии очевидное-невероятно. Фантастика. Да Николай Грибачёв не таких как этот девятнадцатилетний молоко-на-губах-не-обсохло дюжинами глотал, а тут - явно что-то случилось - поперхнулся. С чего это вдруг? И главное: каждое из событий, взятое в отдельности как единичный случай, ещё можно себе вообразить. Удача там, чудо. - Вона, Женьке нашему, шельме, как свезло! Но все вместе взятые, поместившиеся во временном отрезке в три года, эти события невозможны. Просто так, сами по себе карьеры с такой скоростью не делаются.

Вопрос:

- Кто организовал вставание?

Вывел из безвестности шпанёнка, отчисленного из школы за кражу учебников, сочинявшего стихи под Асеева, и сделал из него официального поэта, члена Союза Писателей. Козыря в литературно-политической колоде.

- Вы сами и организовали, Иосиф Виссарионович.



Опубликованная в 1952 году работа Сталина "Экономические проблемы социализма в СССР" ознаменовала начало радикальных партийно-государственных реформ. ХIX cъезд стал главный сценой политической драмы. По ходу съезда было объявлено о переименовании ВКП(б) в КПСС, роспуске Политбюро. Президиум ЦК КПСС стал главным партийным органом. По сравнению с Политбюро Президиум ЦК КПСС оказался сильно расширен. В него вошли двадцать пять человек, включая девять бывших членов Политбюро. Кроме того, было избрано одиннадцать кандидатов в члены Президиума ЦК.

Смысл избрания в высшее руководство тридцати шести человек был ясен современником как божий день. Микоян писал:

«При таком широком составе президиума, в случае необходимости, исчезновение неугодных Сталину членов президиума было бы не так заметно. Если, скажем, из 25 человек от съезда до съезда исчезнут пять-шесть человек, то это будет выглядеть как незначительное изменение. Если же эти 5-6 человек исчезли бы из числа девяти членов Политбюро, то это было бы более заметно».


Короче: партийно-государственная реформа должна была сопровождаться масштабной кадровой чисткой. В Кремле проводилось показательное выступление. Остальные должны были копировать. Чистка в Союзе Писателей планировалась как обязательная часть программы. Приходят новые, молодые, и убирают стариков. Когда "неизвестно откуда взявшийся" Евтушенко мордовал матерого Грибачёва, всем, и в первую очередь самому Грибачеву, было ясно каким ветром намело этого "отчаянного", откуда ветер дует и куда он их всех понесёт. Люди бывалые, знали, что обречены.

Так что когда Евгений Евтушенко называет себя дитём ХХ съезда, это очередная биографическая неточность. Он - порождение ХIХ съезда Партии.


Оперуполномоченный.

Безносый, безгубый, с рыбьими глазами, деревянными движениями, со скудной мимикой, похожий на бельевую прищепку. Призванный в советскую поэзию для чистки кадров Сюза Писателей, самим своим физическим типом Евтушенко повторяет Николая Ивановича Ежова.


13. Этика , эстетика, политика. Созвучны, но - несопоставимы.


После смерти Сталина кадровые чистки пошли в другом направлении, сметали всех, кто мог быть заподозрен в нелояльности к Хрущёву.

Евтушенко, обязанный своей карьерой сталинской политике, автоматически оказывался под ударом. Единственная для него возможность увернуться заключалась в том, чтобы быть святее Папы Римского.


Большим Хрущёвым, чем сам Хрущёв.

Знаменитая "грубость" Евтушенко в адрес Хрущёва:

- Прошли те времена, когда людей могилами исправляли, Никита Сергеевич! Есть не что иное, как данная во всеуслышание клятва в любви и верности.

Да, я хоть и сталинский выдвиженец, и пусть все об этом знают, но я этого Сталина ради вас на кусочки,


и ни за чем не постою,
никто и ничто меня с ним не связывает.

Пусть все слышат! Я с вами!

С вами!

С вами!

Никита Сергеевич!

Товарищ Хрущёв!

Через годы слышно как у Евтушенко аж шкура трещит - так он из неё рвется в подхалимском усердии. И это не о Сталине, не о Хрущеве, не о репрессиях, не о реабилитациях невиновных волнения. Исключительно шкурный интерес.

Хрущёву понадобились публичные разоблачения и показная милость к жертвам в ходе борьбы за власть, а Евтушенко, исключительно ради карьеры, жизни его ничто не угрожало, изо всех силёнок предавал старого хозяина и тем самым выслуживался перед новым.

Никакого другого наполнения, никакого другого смысла у политики Хрущёва и его верных евтушенок никогда не было.

Никакого другого политического наследства кроме дрязг, наветов, грязи, клеветы они после себя не оставили.

Неудивительно, только естественно, что "оттепель", бывшая политическим фарсом с самого начала, продолжилась как комедия ситуаций во времена застоя и закончилась катастрофическим пшиком в горбачёвскую перестройку.


Пустыми хлопотами опустошили страну.

***

Кем в результате своей бурной деятельности стал Евгений Евтушенко?

Бродский, рассказывая Соломону Волкову о своих предъэмиграционных перипетиях, о роли, которую сыграл в них Евгений Евтушенко, называет его референтом КГБ.

"Когда Евтушенко вернулся из поездки по Штатам, то его вызвали в КГБ референтом по моему вопросу".

Бродский принижает положение Евтушенко и в данном случае придаёт слишком много значения своей персоне.

Евтушенко в те годы был ни больше ни меньше как политический эмиссар Кремля. Во время упомянутой Бродским поездки в Америку, Евтушенко встречался с президентом США Никсоном, собиравшимся с визитом в Москву. Если на Лубянке чем-то и интересовались всерьёз в тот момент, то, в первую очередь, впечатлениями Евтушенко от его встречи с президентом США. О Бродском вспомнили между прочим и тоже в связи с предстоящим приездом Никсона.


- Что там у тебя по поездке, Женя?
- Ваши люди, Филипп Денисович, мой багаж в Шереметьево задержали. Пока не отдадут не скажу ни слова
- Спиртное с сигаретами, что ли, опять в товарных количествах провозишь? Просили тебя ведь уж …
- Книги, Филипп Денисович
- Книги?!
- Для подшефного специального детского дома имени Мурочки Чуковской в Переделкино! Для писательских сирот-инвалидов, восемьдесят экземпляров русской классики, великого романа Набокова "Лолита"
- А не слишком ли это будет, ну как сказать, неортодоксально для детишек?
- Они должны расти свободными, наши дети, чтобы стать во всех отношениях выше, лучше, чище, правдивее нас


Собственно, Бродского и высылали из СССР так спешно, чтобы ничто ненароком не омрачило встречи глав государств. Единственное, в чём на Лубянке хотели быть уверены, так это в том, что Бродский к отъезду готов, что не выкинет в последнюю минуту какой-нибудь номер - не вскроет вены, не устроит сцену в аэропорту.

Уедет тихо-мирно, без эксцессов.

Евтушенко попросили разузнать, в каком Бродский настроении. Запакованы ли чемоданы. Ну, и придать ему для ускоренья легкого пинка.

Что Евтушенко и сделал.

Попросил какую-то из своих шестерок разыскать Бродского, сам не соизволил даже номер его набрать, занятой человек, дела государственной важности. Через этого посредника, как через презерватив, снёсся с Бродским.

Бродский приехал к Евтушенко, и какой же разговор между ними состоялся?

- "Иосиф, они там понимают, что ни в какой Израиль ты не поедешь. А поедешь, наверное, либо в Англию, либо в Штаты. Но коли ты поедешь в Штаты, не хорони себя в провинции. Поселись где-нибудь на побережье. И за выступления ты должен просить столько-то.

Я говорю: - Cпасибо, Женя, за совет, за информацию. А теперь до свидания.

Евтух говорит: - Cмотри на это как на длинное путешествие …"


Cмысл у этого разговора только один. Евтушенко говорит об отъезде Бродского как о деле решённом и смотрит на его реакцию. Что скажет? Скажет: - Да пошёл, ты, Женя, ко всем чертям со своими советами, не еду я никуда, передумал, и будь что будет, а я остаюсь. Или - клиент созрел и к отъезду готов.

Чувства Бродского были Евтушенко безразличны. Он действительно торопился и встречу провёл второпях.

Не грубо даже, а небрежно.

Занятой по горло чиновник для особых поручений при типа губернаторе указал докучливому еврейцу на выход.

За это пренебрежение Бродский мстил Евтушенко всю оставшуюся жизнь. И тем самым дал Евтушенко возможность и повод считать себя с Бродским на равных.

Логика у Евтушенко простая: Если Бродский сводит со мной счёты, не гнушаясь никами подлостями, значит, считает меня равным себе поэтом. Завидует!

А я лучший поэт чем Бродский, потому что я великодушно все его подлости прощаю. Зла на него не держу.

Свои совершенно необоснованные поэтические претензии Евтушенко пытается решить в этической плоскости.
В очередной раз передёргивает.

Бродский гнусней, чем я, значит я лучший поэт.

Не получается.

"Этика", "эстетика", "политика". Понятия, как и слова, созвучны, но - несопоставимы. Каждое из них существует даже не само по себе, а исключительно в себе и для себя; только.

Бродский, как бы низко он ни упал, какие бы человеческие слабости ни показывал, полностью оправдывается своей высокой поэзией и силой своего творчества.

У Евтушенко подобного оправдания не имеется.

***

Первый срыв в росте и развитии Евгения Евтушенко произошёл в детстве, со сменой фамилии. Он фактически отказался от своего родного отца. Второй - когда Евтушенко предал своего символического отца - Сталина. Оба поступка были продиктованы исключительно соображениями удобства и выгоды. Ради комфорта, денег, популярности. После этого никакого роста в жизни и творчестве Етушенко не происходило. Начиная с XX съезда, всё что он писал, говорил, делал, включая творческую и бытовую составные, совершалось исключительно ради этих двух - денег и популярности. Любое сочинение Евтушенко - интервью, фильм, общественная деятельность, женитьба - ради денег и популярности. Этим смыслом полностью исчерпывается содержание его жизнедеятельности.

***

Есть у Евгения Евтушенко замечательное стихотворение. Великолепное. "Со мною вот что происходит"; посвящено Белле Амадуллиной. По моему твёрдому убеждению, Евтушенко это стихотворение у нее украл. Не с точки зрения копирайта, плагиата, авторских прав. А так вот - влез к ней в голову, и прямо из её головы украл.

Фальшивые деньги могут быть напечатаны настоящим станком, на настоящей бумаге, настоящей типографской краской, и выглядеть совершенно неотличимо от настоящих. Тем не менее, - быть стопроцентной подделкой. Поскольку - в случае с деньгами - никаких оснований юридических, экономических для того чтобы их печатать не имелось. Кто-то украл краску, бумагу, клише, украл или сконструировал типографский станок, и стал печатать бумажки идентичные госзнаковским. Единственный критерий, который даёт возможность в данном случае определить и назвать подделку подделкой, это отсутствие каких бы то ни было оснований для ее появления на свет. Кроме, разумеется, желания фальшивомонетчика обогатиться.

Творчество Евтушенко не имеет художественных оснований. Поэтому - он - не поэт.

***

"Я делаю себе карьеру тем, что не делаю её".

Работал спустя рукава. Лучше надо было стараться.

___________________________
Tags: Операция "Наследник"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments