obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Дауновская Премия

***

Screen shot 2015-10-08 at 9.52.42 PM.png


Эни, бени, раба,
Квинтер, финтер, жаба.

Присуждение Нобелевской премии по литературе 2015 года Светлане Алексиевич представляется событием, преисполненным совершеннейшей бессмыслицы, и полнейшим абсурдом, если рассматривать его само по себе, изъятым из современного социокультурного контекста.

Действительно, кто такая Светлана Алексиевич, взятая в чистом, беспримесном виде?


Если говорить с максимально возможной объективностью, место Светланы Алексиевич целиком и полностью определяется переписью граждан республики Белоруссия. Номер такая-то, на букву "c".

Не существует ничего примечательного, позволяющего выделить Светлану Алексиевич из общестатистического ряда. Ни заслуг, ни таланта, ни особых примет.

Национальный кадр женского пола, поставлявший в редакции по заказу, поручению, разрешению ещё советского начальства, казённую, тугоплавкую журналистскую графоманию, маркированную "за гуманизм и дело мира". В макулатуру её полиграфические изделия переправлялись из типографии, без малейшей транзитной задержки в подсобках магазинов, - как только, так сразу, без промедления.

По этому поводу Светлана Алексиевич не расстраивалась. Всем, и в первую очередь ей самой, было известно, что писателем она работает, как крокодил Гена в зоопарке крокодилом. Привезли, посадили, выдали стул, костюм, трубку, чебурашку; повесили табличку не "я у мамы дурочка", а "Cветлана Алексиевич, белорусский писатель".



Светлана Алексиевич в литературе есть никто и ничто. Такого писателя не было, нет, и не будет. Ни в каком масштабе - ни в советском, ни в антисоветском, ни в постсоветском, ни в местном , ни тем более, в мировом.

Всем, включая "Белорусского писателя", в прошлом и в настоящем ( было и есть) очевидно, что никакой она не писатель, а именно "я у мамы дурочка", назначенная в писатели. Ничего ужасного, обычная советская партийно-бюрократическая практика. Рутина, продолжившееся по сей день, хотя и в несколько сместившейся пространственно-координатной сетке новых политических границ и экономических условий.

В ярмарочные дни крокодила выводят сыграть на гармошке.

Прежде публиковали по квоте в существовавшем для таких крокодилов журнале Дружба Народов. Награждали по квоте, в порядке казенной очередности и личной заурядности, премией Ленинского Комсомола. Теперь публикуют и награждают примерно тех же, там же и тем же.

Вот идут неуклюже.

Нигде, кроме картотеки кадрового учёта, писателя Алексиевич и ей подобных не существует, да и в картотеках она большую часть своей жизни проходила под шешнадцатым номером.

Теперь, после того как мы установили кто есть Светлана Алексиевич, самое время поставить вопрос, по какой причине на Советско-Белорусского крокодила истратили достаточно ценный ресурс. Нобелевскую премию. Чего этим добиваются?

Какой конкретно спрос способна удовлетворить Светлана Алексиевич, которая вообще ни на что не способна?

Сослужить службу антироссийской пропаганде она не сумеет. Поскольку всю свою жизнь, с советских времён, она служила по ведомству агитации и пропаганды, судить о её полнейшей профнепригодности можно совершенно уверенно.

Бархатную революцию за собой не поведёт. Ни в Белоруссии, ни в России. Нигде и никогда.

Она не харизматик, не аналитик, у неё полностью отсутствует воображение, ни малейшего авторитета ни в каких слоях общества у неё нет. Она не интеллектуал, то есть не годится на роль идеолога.

Её лицо кажется прикрытым ветхим серым мокрым вафельным полотенцем, с которого стекает вода; и вдобавок ко всему, при сугубо плачевном внутреннем и внешнем состоянии, она ухитряется не вызывать к себе ни малейшего сочувствия.

То есть её даже на роль жертвы не определишь.

Куда, как и зачем такую можно пристроить?

Если говорить о самом, самом актуальном, то: остановить воссоединение России с Украиной, или перехватить в воздухе ракеты, летящие в Сирию, Алексиевич не сможет. Она не супермен/не супервумен, а совсем наоборот.

Дискредитировать своей малостью русскую словесность в глазах западного читателя?

Так ведь на западе нет никакого читателя, и дискредитировать русскую словесность ей просто не перед кем. Публика знает три-пять имён - Достоевский, Толстой, Чехов, Достоевкий, Толстой ... Хотя и их-то никто не читал. А сверх того ни одного нового писателя не запомнят, и уж тем более не прочитают.

Какой расчёт? Что за политика? В чём заключается конъюнктурная игра?

К чему можно приспособить полное ничто? - так в конечном счете должен стоять вопрос.

Буквально пару недель назад в газетах прошло сообщение о событии в мире высокой моды, аналогичном награждению Светланы Алексиевич Нобелевской Премией по литературе. Газетные заголовки известили: "Девушка с синдромом Дауна стала звездой недели моды в Нью Йорке".

С фотографий смотрело соответствующее, в ярком наряде.

Я пробежал по диагонали, увидел: "девушка давно мечтала блистать на подиуме".



Дальше читать про модель Дауна не стал, все было и так более чем очевидно. Демократия и либерализм снова побеждают; с кровавой диктатурой красивых и здоровых идёт непримиримая борьба, и вскоре c ней будет покончено. Мне стало интересно, как далеко с этим зашло дело в принципе. Насколько общество готово заменить своих, пускай и не выдающихся, а просто нормальных граждан, гражданами ненормальными. Оказалось, что дело зашло уже довольно далеко. На мой запрос поисковик выдал: первый в Европе преподаватель с синдромом Дауна живёт в Испании. То есть: академический идиот со справкой - это уже норма. Раньше идиотов в академической сфере тоже хватало, но идиотизма стыдились, его прятали, скрывали, а теперь напоказ. Идиотизмом чванятся.

Самый настоящий медицинский идиот на законном основании профессорствует в университете. Инвалид - Королёва красоты. Алексиевич - лауреат Нобелевской премии по литературе.

В этой связи настало время заметить, что некоторые шибко грамотные и умные в социальных сетях позволяют себе насмешки над звёздами радио "Эхо Москвы" и прочими друзьями и знакомыми матраца; что-то такое насчёт отсутствия стрелки у осциллографа себе позволяют, критикуют навыки оппозиции склонять числительные.

Скоро придётся оставить шуточки.

Если Светлана Алексиевич - лауреат Нобелевской Премии по литературе, девочка-Даун - Королёва красоты, а юноша - клинический идиот из просвещенной Европы - профессор в университете, то вас, умные, образованные любители изящного, грамотно, склоняющие числительные, и всё ещё каким-то образом, при всех своих достоинствах, остающиеся в живых, и даже активничающие в социальных сетях, вас в обозримом будущем просто удалят из жизни. И не каким-то там грубым, формальным, насильственным путём. Нет. Самым естественным. В результате ротации приоритетов. Грядут идиоты, а тем, кто является хотя бы доброкачественной посредственностью, просто не останется места.

Дауны не смогут навредить активно, не смогут активно причинять вред. Если уж оставаться в рамках реального, не перехлёстывая в область фантастики и ужасов, то понятно, что в профессора филологии Дауна оформят, а в операционную не допустят. Но и так, пассивным путём, вред будет нанесён гигантский - из литературы, общественной жизни, политики, гуманитарной сферы принудят уйти - не умных и талантливых, эти-то давно оттуда ушли, - а просто медицински-нормальных. Их места займут идиоты, и общественно-политическая жизнь просто исчезнет, сойдёт на нет.

Ни один нормальный не напишет критику в адрес произведений Алексиевич, и не станет полемизировать с Дауном.

По поводу свежеиспечённого лауреата Алексиевич уже накопилось достаточно высказываний, чтобы заметить - многие воодушевлены и ожидают полной сбычи мечт. Нобелевскую премию по литературе и весь мир впридачу, вместо заботливой опеки медицинских учреждений.

Энэ, бэнэ, рэбэ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments