obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Ефим Лямпорт. "Независимая газета", 03.11.1994

КОРОЛЕВА ДЕТЕКТИВА

Агата Кристи. Автобиография "Дружба народов", 1994, №№3,4 (окончание следует)

МАТЕРНАЛИЗМ идилличен. Страницы автобиографии Агаты Кристи не доносят и слабых отголосков политических сражений, разыгравшихся на британском политическом театре в 1918-1933 гг. - отрезок заключённый в публикацию. Словно Ллойд-Джодж не хрустел костями Бонар-Лоу, а консерваторы не контратаковали, а послевоенное неустройство прошло никого не зацепив; как не зацепили всамделишные пули первой мировой тех счастливчиков лейтенантов, которые добрались до своего острова. Мемуаристка вскользь упоминает, что из сочувствия она иногда покупала дрянные чулки у неловких коммивояжёров, вчерашних лейтенантов флота. Многие из них, пишет она, сочиняли стихи и пытались устроить свои сочинения в журналы. Мило.

"Сделать страну достойной своих героев, возвращающихся с полей сражений" - активничал в предвыборную кампанию Ллойд-Джордж.

Но матернализм идилличен, и во главе страны не либералы, не консерваторы, а королева.

Какие события потрясли мир! Сколько их видела Агата Кристи! Самыми значительными она считает два: покупку автомобиля "Моррис-Каули" и королевскую аудиенцию.

Британия покойно возлежала на своих коротко стриженных, как зелёные новобранцы лужайках; и опираясь на новобранцев, раскидывалась всё шире и шире, заполняя все белые пятна политической карты.

Страна вправду не испытывала дискомфорта, обложенная ватой колоний, территорий, выдвинув аванпосты. Поэтому Кристи искренне умилилась, встретив в Ираке араба-полицейского, он читал наизусть Шелли. О том, что правительство Рамзея Макдональда сильно бомбило Ирак (бомбёжки способствуют, как известно, углублённому изучению поэзии), писательница не вспоминает не потому, что скрытничает или смущается, - просто помнить за собой плохое англичанину несвойственно. Плохое остаётся за кадром.

Память Агаты Кристи оставила только комфортное - социальное, политическое, психологическое. Описание встречи с королевой Елизаветой II покачивается на той же убаюкивающей, тёплой волне.

"Помню, она рассказывала нам о том, как однажды вечером они сидели в маленькой гостиной, и вдруг по дымоходу с диким грохотом обрушился нарост сажи, в ужасе они все выскочили из комнаты. Чувствуешь себя увереннее при мысли, что домашние неприятности случаются и в самых высших кругах."

Маленький мир спрятался в созданный им мир большой. Уткнулся. Как уютно. И сколько же сил нужно, чтобы поддерживать возведённую конструкцию. Для этого мобилизованы все. И писатели - они-то уж в первых рядах.

Сев на поезд в Кале, Агата Кристи добралась до самого Багдада - Восточный экспресс!

Никогда в жизни она не запоминала лиц. Не обращала внимания. Люди - это массовка. Зато её память фиксирвала ландшафты, изгибы холмов, поймы, низменности, возвышенности. Способности военного топографа, вручённые милостью природы, роднили Кристи с талантливым военачальником. Равно как и специфическая бестрастность. Болезни детей, собственные недуги, развод, второй брак, беспокоили её не больше, чем внезапно просочившейся в комнату сквозняк.

Лаконизм описаний нарушается лишь однажды. С исключительным многословием, со страстью, если слово "страсть" тут уместно, Кристи повествует о злоключениях, связанных с привезённым ею из своего зарубежного вояжа комодом. Трофей оказался зараженным каким-то редким древоточцем. Комод скрипел по ночам, и она отправила его в специальную мастерскую. Оттуда позвонили и попросили приехать. Кристи немедленно явилась, и ей предъявили извлечённого из древесины омерзительного червя-слизня. С таким азартом разоблачают шпионов-нелегалов, скрытно пробравшихся в страну.

Первый роман был принят издательством так же случайно, как был написан. Едва ли с большим желанием она написала второй. Подобное отношение к литературному труду - энтузиазм, если измерять его в градусах - не подогреет и чашки чая. Желание поправить денежные дела, заполнить дамский досуг подтолкнуло её к письменному столу. Скоро Кристи усвоила, какого объёма должно быть сочинение, чтобы заинтересовать издателя. Советы, которые она с охотой даёт начинающим литераторам, намного конкретнее и практичнее, нежели те, что предлагает Карнеги - признанный следопыт успеха.

Получив формальное образование, Кристи, по её же собственным рассказам, до конца жизни не могла поладить с орфографией, она так и не стала грамотным человеком. Обучаясь музыке, не решалась с уверенностью заявить, что любит её. Но свою расположенность к разгадыванию математических шарад артикулирует чётко и определённо.

Хладнокровие, расчётливость, приличная общепринятая сентиментальность, фотографическая память, исключительная физическая выносливость - Кристи пишет о своих многочасовых пеших и конных прогулках - выдержать такое дано не каждому мужчине; обычно подобные навыки - результат многолетней муштры. Счастье солдата.

Сравните Кристи с какой-нибудь литературной фифой, рывшей землю на серебряных рудниках российской поэзии и нарывшей себе если не суицид, то чахотку и Сибирь. Никакого сравнения. Изначальная установка на победу, благополучие приносит искомое, воплощённое в астрономические тиражи, помноженные на астрономические гонорары.

Энергетический источник этого своеобразного литературного титанизма пробился не из банального корыстолюбия, он укрыт достаточно глубоко. Промолчав, ни словом не упомянув катаклизмы, сотрясающие современную ей Британию, Кристи обошла как раз то, что беспокоило её больше всего, - события катализировавшие и направлявшие её литературную одарённость, её писательскую привлекательность.

Империя зашаталась, и Кристи проводила альтернативную политической и военной культурную экспансию. Она и покорила мир, положила его в свой карман, утверждая английский язык, английский здравый смысл и английские представления о жизни.

Королева Британии и королева детектива делали одно дело, являя воплощение того покоя, благостной умильности, которые могут быть приготовлены только в Британии.

Как-то совпали приезд в Россию Елизаветы II и выход книги Агаты Кристи. И так же, как Кристи умилялась когда-то пустякам прочириканным королевой, так и мы сегодня умиляемся пустякам, которые преподносят нам эти две великие женщины. Они покорили всех, потому что всем хорошо с ними, потому что матернализм идилличен.
Tags: Независимая газета
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments