obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Личность Поэта ( О творчестве и судьбе Сергея Чудакова ). Фрагмент 3

-
Сергей Чудаков был законченный антисталинист и антисоветчик. Но причина, по которой он отвергал культ вождя и культ государства, ничего общего с вопросом "который час?" и ответом "оттепель, либеральные ценности", не имеет.

IMG_9782.JPG


Чудаков отвергал все внешние политические культы лишь постольку, поскольку он утверждал культ своего собственного Я.

Утверждал культ своей уникальной личности в вечности.

IMG_9778.jpg

Чудаков выступал против Сталина и политической современности потому, что видел в них своих прямых конкурентов.

В этом и заключается суть отношений поэта и власти. Поэта и государства. Поэта и общества.

Там, где общественные силы и выступающий от их имени интеллигентский пленум ставят экономический вопрос и дают на него политический ответ, фундированный, как правило, моральными спекуляциями, перед художником стоит творческая задача, и решает он её в онтологическом измерении, исключительно силами своей творческой личности, за свой собственный счёт.

Ставит жизнь на кон в игре страстей ради выигрыша свободы, позволяющей ему создавать Прекрасное, которое есть оправдание жизни Художника, его пропуск в вечность.

Никакой другой возможности войти в неё у художника нет.

Общество и его представитель - обыватель ищут экономического благополучия и биологического долголетия.
Поэт, как сказано в прекрасном стихотворения М.Ю. Лермонтова, ищет бури.
Обыватель наживается на рациональном и материальном полезном.
Поэт ждёт от жизни вдохновения, получаемого через азарт, риск, острые приключения.

Творческая свобода подразумевает снятие всех ограничений и удовлетворение любых прихотей художника.

IMG_9780.JPG

Она состоит в близком родстве с абсолютной властью тирана из "Тысячи и одной ночи", а не с парламентской демократией и законом о свободе слова.

Общественный договор, в любом виде, есть смертельный враг поэта. Он запрещает поэту быть. Поскольку культивируемый обществом взаимный компромисс вынуждает поступаться свободой, то есть своей личностью, - эта сделка совершенно неприемлема для поэта.

Никакие иллюзии на этот счёт недопустимы.

Для того, чтобы осуществить себя, художнику необходимо всё или ничего. Поэт не уступит обществу, и общество не уступит поэту. Трагический конфликт интересов ведёт к войне, в ходе которой в дело идут все имеющиеся у сторон средства.

Общество давит всеми общественными силами. То есть принуждает материально и морально: мобилизует соблазны потребления и престижа, угрожает карами юристики, реализует монополию на насилие.

Поэт борется в одиночку, используя единственное имеющееся в наличии оружие - уникальные свойства своей гениальной личности.


Сергей Чудаков отдавал себе исчерпывающий отчёт о своей внутренней жизни, и сопутствующих ей обстоятельствах.

Неведение небожителя не изображал. От ответственности уйти не пытался.


Сознавался публично, в том числе, и в своём творчестве, в том, что он сутенер, уголовный преступник, и подонок.

IMG_5741.jpg

Что делает возможные разоблачения в его адрес абсолютно нелепыми.

Обличать Чудакова, всё равно что ломиться в распахнутую настежь дверь.

Знал, что у него огромный талант.

Думал как ему в его ситуации поступить. Какой сделать выбор. Как выполнить свои обязательства по отношению к таланту, и каким образом распорядиться самим собой.

IMG_4891.JPG


Альтернатива асоциальности заключалась в том, чтобы стать советским писателем.

IMG_5625.JPG

(Ну или антисоветским, - ничем, кроме этикетки на флаконе, от советского не отличавшимся; содержание флакона оставалось неизменным, и было совершенно не пригодно ни к наружному, ни к внутреннему употреблению).

В лучшем случае, он стал бы Станиславом Куняевым, или Львом Анненским, или Андреем Битовым, или Вознесенским, или Иосифом Бродским.

В худшем - какой-нибудь литгазетовской или знаменской ярыжкой. Как покойный Александр Агеев, например.

Член Союза; автор двух книг в серии "Пламенные революционеры", соавтор третьей; журнальная библиография; материальная помощь от Литфонда; часы в Литинституте.

- Здрассьте, Сергей Иваныч! Здрассьте, Наталья Борисовна!

Следует видеть, что лучший случай от худшего ничем принципиально не отличался. Куда там ни ткнись, со всех сторон раздавалось бодрое взаимное "здрассьте!"

На каждого всегда найдётся свой Сергей Иваныч.

Не избежать.

Кругом сплошные Сергей Иванычи.

Уважаемые друзья, соратники, дорогие коллеги, повязавшие друг друга, повязанные друг с другом - рукопожатностями и не, детьми, разводами, прынципами, трудовым стажем, тем, что подписывали/не подписывали, совместным членством, отдыхом, раздельным питанием. Кровью, свернувшейся в чернила, мозгом, превратившимся во вспомогательный придаток желудка, жизнью, отданной на обслуживание полезных взаимоотношений.

Оформим отношения , дорогой?

И это уже не "Здрассьте, Сергей Иваныч!", а "Доброе утро, Оза!"

С соответствующим лицом рядом на подушке, и с соответствующим телом в постели.


IMG_5742.jpg


Многих славный путь.

Речь идёт не об абстрактных моральных потерях, что было бы полной чепухой, а об утрате живой свободы, стреноженной членством в писательском кооперативе, взятой в заложники на Переделкинской даче, парализованной ожиданием гонорара, публикации, путевки в Дублты или там в Дурскининкай, премии, опозоренной связью с совписовской женой, изнасилованной ритуалами приличий - десятками, сотнями, тысячами вымученных "c добрым утром и здрассьте", вместо искренних, сердечных, радостных, звонких, данных в коротких выражениях аттестаций. Чтобы счастливый и успокоенный адресат пошёл себе безмятежно, скажем, пить чай с лимоном, а потом - на простор, куда глаза глядят, по хорошей погоде, в милой сердцу компании, сколько душе угодно, только его и видели.

Поэт Чудаков положил на одну чашу весов Сергея Иваныча с Натальей Борисовной и Озой, со всеми очевидностями вытекающими из этой аффилиации, а на другую - жизнь вне закона, вне общих правил. Практически означавшую: грабить мастерские художников, торговать женщинами, нищенствовать; с сопутствующей перспективой - жить исключительно своей жизнью и служить исключительно своему таланту.

Чудаков перешёл в режим особого положения.

Удостоверившись, что его инаковость, чужеродность, а следовательно, полнейшая непричастность к литературной среде, гарантирует ему полный моральный иммунитет, и никакое сращивание с ней ему не угрожает, он мог время от времени появляться в остром обществе в поисках впечатлений, под маской "кандидата" или "соискателя", как бы пробуясь на роль "своего".

IMG_0363.JPG

Маска была откровенно карнавальной, - для смеха, а не для социального успеха. С высунутым на километр языком.

В ходе этих несостоявшихся сближений обнажилась превосходная степень инертности Сергея Чудакова по отношении ко всему, что хоть мало-мальски обещало личный зачёт. Срыв достижений гарантировался его полнейшей незаинтересованностью в выполнении общественных нормативов.

***

В результате сделанного выбора Сергей Чудаков провёл годы жизни на принудительном лечении в специальных психиатрических больницах.

Рабству статусного обывания он предпочёл уголовную вольницу и тюрьму.


IMG_1044.jpg

Сергей Чудаков пожертвовал внешней свободой и обывательским благополучием ради высшей свободы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment