obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Ефим Лямпорт. "Независимая газета", 17.11.1994

ПРИЗРАК БРОДИТ ПО РОССИИ
Его имя - Антисоцреализм

Вилену Петровичу Рожнову


СОЦРЕАЛИЗМ похоронили, шумно отпраздновали поминки и, однако же, не избавились от него. Причина "живучести" - в нарушении погребального ритуала. Феномен соцреализма рассматривался слишком узко и однобоко, и похоронная команда предала земле лишь часть тела, оставив другую непогребённой - призрак бродит по России.

Сам реалистический метод (без приставки "соц") с его желанием показать жизнь, как она есть, был безнадёжно, беспробудно оптимистичен. Его гуманистическая натура наделяла человека огромными возможностями. Поэтому страна победившего социализма с радостью трудоустроила реализм на комиссарство, на свою политико-воспитательную работу - отображать жизнь как социалистичскую программу преобразования жизни.

Гуманистический кристалл реализма растворили в коммунистической затее и полученный раствор назначили принимать всем советским людям quantum satis. Вера в человека принесла России своеобразный гибрид - веру в возможности советского человека, где "советский" стало определяющим для "человека" и допускало его к (безграничным) "возможностям". Метод реализма с рождения имел активный, преобразовательный, оптимистический заряд, который коммунистические идеологи сумели удачно подложить и взорвать, направив энергию взрыва куда требовалось.

ОТСТУПЛЕНИЕ №1

"Противоречия в произведениях, взглядах, учениях, в школах Толстого - действительно кричащие ... Толстой смешон, как пророк, открывший новые рецепты спасения человечества ... Толстой велик как выразитель тех идей и тех настроений, которые сложились у миллионов русского крестьянства ..."

(В. Ленин. "Толстой как зеркало русской революции".)

Ильич производит изумительную по своей нахрапистости, бесцеремонности, простоте и гениальности операцию - безо всякого наркоза отсекает Льва Толстого от Льва Толстого, даже чешуи не оставляет, прибирая к рукам всё что надо - предпосылки русской революции, противоречия накануне и т.д.

С самого начала реализм обладал одной любопытной спецификой. Авторская индивидуальность затушёвывалась, как бы жертовалась ради целостной картины мира; "лирический герой" тем паче оказывался деталью в изобразительном ряду, точнее, деталькой, винтиком. А любой деталью - хоть автором, хоть героем - можно, и совершенно безболезненно, пренебречь ради цельного и всеобщего.

Ильич, конечно, фрукт, но пусть бы он попытался провернуть фокус с "зеркалом", поставив перед ним, скажем, Адрея Белого. Так ведь он и не пытался. Авангард - любой авангард - это индивидуалистический надрыв - энергия расщеплённого "я". Рук не погреешь - жжётся.

Реализм не сторонится социальных смыслов, он и не может их сторониться, если только не сбежит в лес вместе с Паустовским; а любой смысл переосмысляем.

Авангард субъективен, сумашедш, "бессмысленен" - попробуй, постриги его под политический ноль.


II

Антисоцреализм вышел на поле брани с соцреализмом, они слились в бранчливом экстазе, сроднились, сделались неразлучны, балансируя на разных концах одной доски в состоянии неустойчивого равновесия: спрыгнет один - насмерть разобьётся другой; как сиамские близнецы, когда конец одного неминуемо означает гибель другого. Тем не менее они бились насмерть.

Если социализм воспевал колхозы, то его антипод разоблачал преступления коллективизации; если соцреализм восхищался строителями ГЭС (ТЭЦ, АЭС), то антисоц., уподобляясь луддитам, призывал разломать эти вредные машины, проклиная вместе с планом ГОЭЛРО и лампочку Ильича, и закон Ома.

Они весело жили эти друзья до гроба.

Великая Отечественная война в значительной степени приподняла их было опустившийся тонус, обострила притупившееся было соперничество, поскольку вместе с войной пришёл новый набор социальных смыслов, который каждой стороне требовалось вывернуть на свою сторону, оставив соперника в дураках, - пропаганда для этого и существует.

Советский реализм писал о победах над фашизмом, одержанной Советской Армией. Советским народом, вдохновлённым Ленинской-Сталинской-коммунистической идеей.

Антисоцреализм писал о победе одной тоталитарной системы над другой, уравнивая германский фашизм и советский коммунизм, приписывая Советам все пороки фаши.

ОТСТУПЛЕНИЕ №2

Впервые о двух тоталитарных системах сказал в Фултоне Уинстон Черчилль - политик, писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе. Черчиль выступил как идеолог, поставивший новую задачу, как глава неформального союза антисоветских писателей. И вскоре классик антисоветской литературы Василий Гроссман, взяв под козырёк, выполнил приказ патрона, запечатлев разработку Черчилля в своём фундаментальном антисоветском, реалистическом романе "Жизнь и Судьба". Миф о двух равнопреступных режимах воссиял над миром.

III

Этическая конкуренция соцреализма и антисоцреализма была заведома лжива и лицемерна: обвиняя друг друга в людоедстве, оба при случае не отказывали себе в удовольствии побаловаться человеченкой. Соперничество между ними только взвинчивало градус лжи, а прав рказывался тот, кто солгал бесстыднее. Обвинение коммунистического режима в фашизме - нонсенс. Известный германский историк Эрнст Нольтке - его репутация антикоммуниста безукоризненна и не даёт возможности вымазать написанное им красной краской - выпустил в 1963 году книгу "Фашизм в его эпоху", где опроверг популярное отождествление фашизма и коммунизма. "Фашизм - это антимарксизм, который стремится уничтожить противника ..." - писал Нольтке.

Среди номеров, бисированных до онемения ладоней, у антисоцреалистического романа в ВОВ есть один излюбленный, под названием "Число военных потерь СССР". Цифры называют бешенные - 20, 30, 60 миллионов, 70, 80 ...

Сначала в т.н. публицистических статьях массы оповещаются и просвещаются безумной цифирью, а потом уж прозаики-антисоцреалисты поют песни на слова Галича: "Где полегла в сорок первом пехота без толка, зазря ..." Граждане проинформированы о наших потерях, и писатели могут сеять на вспаханном идеологическом поле, эксплуатируя производный социальный смысл - командарм Советской (Красной) Армии переживает из-за бездарных (выриант - безнравственных) приказов то ли Жукова, то ли Большого Грузина, из-за которого гибнут советские солдаты - русские люди.

ОТСТУПЛЕНИЕ №3

Интересущимся военной историей не возбраняется утолить свой интерес, тем более что сделать это крайне просто, достаточно лишь открыть книгу "Потери Вооружённых сил в войнах, боевых действиях и военных конфликтах" (Москва. Военное издательство, 1993). Книжка способна восхитить самого требовательного платоника-некрофила - все покойники учтены и оприходованы.

За время боевых действий 1941-1945 годов Советские вооружённые вооружённые силы потеряли 8.668.400 (восемь миллионов шестьсот шестьдесят восемь тысяч четыреста) человек.

20 миллионов - это все потери.

Бездарное и преступное советское командование не строило Освенцимов, Майданеков и Треблинок для немцев Германии (я опускаю слово "фашистской"), вина за это безусловно ложится на Сталина. Собака генералиссимус никогда не думал о людях, иначе наши общие потери были бы сравнимы с германскими.

IV

C крахом советской системы и её идеологических институтов накрылся и соцреализм, его похоронили и помянули. Антисоцреализм погорел вместе и заодно. Все ходы повторены по сто раз. Боевая ничья. Лежат два трупа хладные. Один забыли похоронить. Призрак соцреализма бродит по России, - его имя Антисоцреализм.
Журнал "Знамя" (№4,5, 1994 г.) печатает роман Георгия Владимова "Генерал и его армия".

ОТСТУПЛЕНИЕ №4

ТРИ ЦИТАТЫ. ЦИТАТА РАЗ:

"...Моя судьба, моя жизнь сейчас ценой в копейку и лежат сейчас в снегах ржевских и пустынях. Иногда становится жалко своей жизни, и, как реакция, потом наступает страшное чувство обречённости и злобы и полной бехвыходности из этого круговорота. Теперяшние бои показали всю дешевизну человека. Эти бои первые по масштабам применения техники с нашей стороны".

И ДВА:

"...И вот он задействован, брошенный на полдороге план, кому-то там впопыхах подвернувшийся под руку, и уже ничего не исправить, ни одной жизни не вернуть, истраченной согласно этому плану ..."

И ТРИ:

"... стал припоминать затем, сколько пулемётов и миномётов и с каких точек било по роте и как падали солдаты, как будто мшистыми серыми кочками устилая склон, и постепенно всё шире вырисовывалась перед нами картина того тяжёлого боя ..."

А теперь попросим: Автора! Кто опознает его по этим отрывкам - полное обесцвечивание имени, глухая анонимность, глухая анонимность правдоподобия? "Смерть автора" - сказал бы Барт.

Первый текст - отрывок из подлинного фронтового письма, автор погиб ("Знамя"№5, 1994г.)

Второй - фрагмент романа Владимова "Генерал и его армия" ("Знамя" №5, 1994 г.)

Третий - фрагмент романа Анатолия Ананьева "Годы без войны" (Москва. "Современник", 1989г.)

На братских могилах не ставят крестов.

НАСТУПЛЕНИЕ №1

Дальше отступать некуда ребята не Москва ль за нами братья и сёстры и на нашей улице будет праздник а город пьёт коктейли пряные и ждёт новостей помогите сердце гибнет в огнедышащей лаве любви.
Tags: Независимая газета
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments