obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Личность Поэта. Сергей Чудаков ( фрагмент 11) 5

____



IMG_5938.jpg



5. Продолжаю жить

На ночь ещё перечту
томик стихов Бо Дзюй-и.
Днём на пляже торчал,
плечи себе обжёг.
Вечер провёл с медсестрой,
напился с нею, любил.
Отличная женщина. Для плеч
оставила мазь.




Перед сном Сергей Чудаков не просто читает, а перечитывает томик стихов Бо Дзюй-и. То есть он занят важной для него книгой, требующей повышенного внимания, как минимум, двукратного прочтения. Свой особенный интерес к книге он специально подчеркивает и выделяет.

В такой ситуации закономерно рассмотреть и сам предмет, занимающий Сергея Чудакова, то есть ‘’томик Бо Дзюй-и”, и феномен китайской поэзии в целом.

Стихи средневекового поэта Бо Дзюй-и, переведённые с китайского известным советским синологом Львом Эйдлиным, с точки зрения европейской культуры поэзией принципиально не являются.

То же самое справедливо сказать о всей так называемой китайской поэзии, начиная с древней, включая средневековую.

Поэзия в Китае, в европейском понимании, возникла только в начале двадцатого века, и существует исключительно как подражание европейской традиции.

Результат перевода того, что называется китайской поэзией, на русский язык - и в смысле формы, и в смысле содержания - в высшей степени условен и приблизителен.

С формальной стороны: китайское рифмованное четверостишие было переведено Львом Эйдлиным белым стихом в виде восьмистишия.

О смысловой составляющей своего перевода Лев Эйдлин высказался с такой саморазоблачительностью, что разоблачать его дальше некуда и незачем.

“Иероглифическая письменность делает и перевод иным, предоставляя ему большую свободу в выборе понятий и слов, стоящих за иероглифом. Понятие объемлемое иероглифом, “многолико’’ и многословно, и, таким образом, китайское стихотворение, конечно, больше подчинено фантазии читателя, чем стихотворение, записанное фонетической азбукой. Переводчик - тоже читатель, и он выбирает одно из ряда доступных ему толкований и предлагает его своему читателю.”

Чтение стихов - это НЕ ФАНТАЗИЯ, а целиком и полностью сознательный процесс, требующий строгого внимания. Чтение вообще, чтение стихов в частности, нацелено исключительно на полное понимание прочитанного. Иначе пропадает смысл чтения.

Скажем совсем просто: незачем читать, если не понимаешь что читаешь.

Фантазировать, то есть грезить наяву, и читать, то есть - быть полностью сосредоточенным на смысле - это две совершенно различные по своей природе деятельности.

Фантазируют глядя внутрь себя, пребывая в своём, во внутреннем; читают - в книге, пребывая во внешнем, в чужом.

Если смешивать одно с другим, то возникает пресловутое: смотрит в книгу, видит фигу.

Поэтому когда известный советский синолог и переводчик Лев Залманович Эйдлин представляет смысл поэзии плодом читательской фантазии, то таким, - мягко говоря, - наивным способом, с помощью никуда негодных средств, он пытается утвердить свои собственные фантазии и свои собственные амбиции в ущерб смыслу вообще, и смыслу оригинального текста, в частности.

Вопреки культурной задаче, стоящей перед переводчиком, Эйдлин не проясняет, а мутит и запутывает.

Абсолютно ложная ситуация ‘’с китайской поэзией’’ возникла не по вине одного конкретного переводчика. Она гораздо комплексней и масштабней. Речь идёт о конституциализированном фундаментальном сбое культурного восприятия, возникшем на основании поверхностного сходства.

Под ‘’китайской поэзией’’ в настоящее время понимают явление, совершенно не свойственное поэтической традиции Запада; это явление насильственно втягивают в культурную сферу, которой оно не принадлежит, и пытаются приспособить к целям, совершенно чужеродным его природе.

Не всё, что написано в рифму о небе и травке, приправлено элегической интонацией, и оформлено в столбик - стихи.

Чем же в действительности является ‘’китайская поэзия’’? Что она собой представляет?

Чтобы увидеть и понять, начнём с самого что ни на есть очевидного.

Китайской империи требовалось огромное количество чиновников. Для того чтобы поступить в чиновники, необходимо было пройти экзамен. Первый экзамен сдавали примерно в тридцать лет. Жизнь до тридцати лет была посвящена учёбе, а фактически подготовке к экзаменам. Для того, чтобы продвигаться по карьерной лестнице, также требовалось сдавать экзамены. Экзамены в обязательном порядке включали в себя умение сочинять стихи. Все чиновники без исключения должны были писать стихи в строго регламентированном формате. После завершения исторической эпохи, измеряемой в Китае временем правления династии, в обязательном порядке издавалась поэтическая антология, включавшая в себя сочинения по возможности всех чиновников ушедшей династии. В Танскую антологию, а именно во времена танской династии жил чиновник Бо Дзюй-и, входит две с половиной тысячи поэтов, представленных сорока девятью тысячами стихотворений. Читателями и писателями ‘’стихов’’ были исключительно чиновники и государственные деятели.

Две с половиной тысячи чиновников-поэтов, представленных сорока девятью тысячами стихотворений в антологии, изданной в завершение исторической эпохи.

Да любому разумному, если только он не синолог, сразу понятно о чём здесь речь.

Чиновник обязан оформлять документы соответствующим образом. Писать всяческие входящие-исходящие. Поэтому соискатель чиновничьей должности должен был овладеть соответствующим искусством оформления бумаг и продемонстрировать его на экзамене. Без умения работать с документами, без знания китайского канцелярита на правительственные должности никого не допускали. Чиновники обменивались документами. Вели интенсивную деловую переписку.

Чиновники отсылали чиновникам сообщения о государственных делах в принятом государством бюрократическом формате, а не тысячи поэтов на чиновничьих должностях отсылали тысячам поэтов на чиновничьих должностях образцы своего свободного творческого самовыражения.

Пресловутые антологии были сборниками государственных документов, их собирали и издавали, подводя итоги прошлым правлениям.

Ближайший аналог этих сборников - не поэтическая антология, а издание ‘’КПСС в резолюциях’’.

То, чем синологи и переводчики под видом поэзии окармливают читательские массы, есть китайский бюрократический канцелярит. Чиновничьи донесения, отчёты, переписка.


Теперь следует ответить на вопрос - почему китайские бюрократическая переписка выглядит так, как она выглядит. То есть нам предстоит объяснить особенности формы и содержания китайского государственного делопроизводства. А заодно и ответить на вопрос, как и почему стало возможным заподозрить поэтов в бюрократах, а их переписку принять за поэзию.

В самом общем виде:

Форма государственных документов - определяется существующей традиций, то есть письменной культурой.

Содержание государственных документов отражает государственные задачи, которые, в свою очередь, зависят от особенностей государства и государственной власти. Специфика китайского государство и стоявших перед ним задач определила содержание государственных документов.

Важнейшие задачи китайского государства определялись религиозными учениями. Главным образом, это было учение Конфуция, позднее к конфуцианству в качестве официальных религиозных доктрин присоединись даосизм и буддизм. Традиционно религиозные учения оформлялись в сборниках стихов и песен. Древнейшим из таких сборников была “Книга песен”. Cодержание книги складывалось на протяжении трёх веков, с XI по VI века до нашей эры. Духовная литература - стихи, песни, эпос трёх религий - определили не только содержание жизни страны, но и формы, в которых эта жизнь совершалась.

Самоназвания Китая - Поднебесная и Срединная Империя. Названия происходят от мифологических топологических представлений. Китайцы считали, что небо имеет форму круга, а земля форму квадрата; там, где круг покрывает землю расположена Поднебесная, за её пределами живут варвары - народы, не имеющие к небесам никакого отношения.

Для пространственного мифа характерно иерархическое разделение пространства на верх и низ, в котором сакральная роль отводится верху, и профанная низу. Срединная Империя - это страна, находящаяся на полпути к Небу.

Пройти путь до Неба, - в этом и заключалась сверхзадача Китая.

Государственные служащие занимались не только сельским хозяйством, обеспечением безопасности страны, стройками и сбором налогов, они занимались самосовершенствованием в духе конфуцианских идеалов. Их ‘’поэзия’’ - официальный документ, замеряющий духовность, отражающий степень праведности. Увеличение, уменьшение праведности или стагнацию. По поэтическому произведению судили, насколько чиновник является полезным членом общества. Показатели эффективности духовной работы, отражённые в “поэтических” самоотчётах, рассматривались наравне с отчётами о производственной работе.

Сергей Чудаков врастает в Небо. Для него Китай - это уникальный практический опыт и метод.


Поэт исследует китайскую духовную традицию. Он практикуется в методе, и закрепляет достижение, сочинив эротическое стихотворение.

Стихотворение посвящено важному аспекту личности поэта.

Сергей Чудаков должен был решить - будут ли у него семья, дети, жена, или - возлюбленная, какие-то душевные привязанности.


IMG_5957.jpg




Может ли он в свете своей задачи - борьбы за бессмертие - позволить себе любовь.

И если нет, то на какой этической основе он построит сексуальные отношения?

Сергей Чудаков видел опасность в том, что его свобода/свободный дух окажется коррумпирован обязательствами/‘’простым счастьем’’.





Иллюзией компромисса он себя либо вообще не тешил, либо, если таковая иллюзия присутствовала, то она очень скоро развеялась. Общество обязательно использует половое влечение для шантажа и порабощения. Возьмёт за яйца так скоро, как только сможет, и скрутит в бараний рог.

Ольга Голодная приводит разговор на эту тему:

‘’Мы с ним о свадьбе не говорили. Только как-то раз, когда мы шли из театра по Тверской, он говорит: “Кис, ну если бы я занимал какое-то определенное социальное положение, если бы я зарабатывал регулярно деньги - конечно бы женился. Но ты же знаешь, у меня случайный заработок …” Это уже после того, по-моему, когда я увидела ту кошмарную комнату … ну и вообще, об этом и речи не шло - что значит ‘’жениться ”?

Но если бы Сергей Чудаков занимал хоть какое-то социальное положение, то социальное положение и диктовало бы каким ему быть, что делать, как думать и чувствовать.


IMG_5921.jpg


Социальное в его матримониальной/сексуальной ипостаси диктовало бы сознанию.

Наехала бы на него своя Лиля Брик ’’маааленьким автомобильчиком’’.

Чудаков угрозу видел, и планировал наперёд.

Культура Китая c её специфическим пуризмом, с непременным выходом в литературное творчество закономерно привлекла Сергея Чудакова.

Конфуцианство, вменяя в обязанность ‘’благородному мужу’’ удовлетворять сексуальные потребности всех домочадцев женского пола (что в условиях полигамного брака и гарема было достаточно хлопотным делом ), строго требовало снизить эмоции в отношениях полов.

Удовлетворение физиологических потребностей максимально поощрялось, эмоциональные проявления - строго осуждались.

Вплоть до того, что даже мужу и жене запрещалось называть друг друга по именам в постели.

“Кис, ну если бы я занимал какое-то определённое социальное положение …’’

От ‘’благородного мужа’’ требовалось предаваться сексуальным утехам исключительно телом, и не в коем случае не душой. Совокупления, при полном эмоциональном/душевном затмении, вменялись в обязанность, считались достоинством, признаком зрелости и высокой культуры.


IMG_5951.jpg


Нравы конфуцианского Китая иллюстрируют сюжеты: в ‘’Истории династии Сун’’ рассказывается о принцессе, обратившейся к царственному брату с жалобой на сексуальную неудовлетворённость: ‘’У подножия Вашего трона находится шесть дворцов с десятью тысячами юношей и девушек. А я, Ваша покорная служанка, вынуждена довольствоваться лишь одним-единственным конём. Это несправедливо!” Император выдал сестре для удовлетворения сексуального голода тридцать мужчин-наложников.

Феномен секса без чувств нашёл отражении в ‘’китайской любовной поэзии’’.

В описании природы, пейзажей воссоздаётся картина эротического томления и совокупления. Устойчивые образы и употребления формируют целые лексические пласты эротизмов, использующихся для описания коитуса, мастурбации, мужского и женского половых органов, физиологических состояний - эрекции, эякуляции, оргазма. Используются комплексные образы, скажем - цветок лотоса является моделью коитуса. Cветильник, огонь вообще означает присутствие активного мужского начала, т.д.

М.Е. Кравцова в книге ‘’Поэзия Древнего Китая’’ пишет: ‘’Эффект ‘’непристойности’’, ‘’развратности’’ произведения возникал, в понимании китайцев, только в том случае, когда в нём рассказывалось о любви мужчины к женщине.’’

***

Уже в заглавии пятого четверостишия “Продолжаю жить’’ слышна эротическая двусмысленность. Первый смысл развивает тему жизни-смерти четвёртого фрагмента поэмы; второй означает ‘’продолжаю активно совокупляться’’, ‘’трахаюсь вовсю’’. ‘

В пользу второго смысла работает образный ряд:

‘’Днём на пляже торчал, плечи себе обжёг.’’ - Горячий, страстный, нетерпеливый любовник. У него торчит красный половой член.

Одинокая, стоящая посреди пляжа фигура с обожженной солнцем, красной кожей, описанная словом “торчал” закономерно вызывает образ эригированного пениса.

Вечер провёл с медсестрой,
напился с нею, любил.

Эрекция влечёт встречу с медсестрой, профессионально оказывающей помощь страждущему. Которая даёт ему то, что нужно для физического здоровья. Чистый здоровый, продезинфицированный алкоголем секс. Описание интима похоже на описание медицинской процедуры. Слово ‘’любил’’ воспринимается здесь не в его прямой семантике, и не в переносной, и даже не эвфемистически, а в парадигме фонетической ассоциации ‘’любил’’ - ‘’укол’’.

Отличная женщина. Для плеч
оставила мазь.

‘’Отличная женщина’’ - просторечное, в принципе нейтральное выражение, в данном контексте, приводящее к смысловой рифме с другим устойчивым просторечием - ‘’облегчила мужика’’.

Этому образованию способствуют дальние ассонансы и аллитерация в словах ’’отличная’’ - ‘’облегчила’’ и твёрдый союз, практически социальная рифма, возникшая в употреблении пары слов ‘’женщина’’ - ‘’мужчина’’.

‘’Для плеч оставила мазь’’.

Прямое указание на выделения во время полового акта и на оставшиеся следы этих выделений.

***


IMG_5930.jpg


В итоге: никаких непристойностей чувств. Только целомудренная физиология конфуцианства.

Сергей Чудаков последовательно редуцирует внешний мир, снимает его воздействия, лишает его властной силы над собой, охлаждает и укрощает. Выигрывает на всех направлениях.

______________________
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments