obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Личность Поэта. Сергей Чудаков ( фрагмент 14) 8-10

_



DSC04077.JPG




8–10. Лопух, который вырастет из нас

Употребляю выражение Луначарского, безоговорочно
 и положительно применённое им ко всему советскому кино.


В зарослях лопуха

срываю гигантский лист —
В кадре его держать,

снимая ропщущий лес.
«Государственно-воспитательная
кинопромышленность»
не нуждается в моих услугах.
Мальчику лист вручил.
Мальчик бежит вдаль.


Через час.


Лист лопуха, сорванный час назад,
безобразно завял.
Мальчик волочит его по траве,
как сбитый аэростат.
Вот так наши физические способности
подходят к концу.
Наши умственные способности при этом
возрастают не слишком.


Не на что купить ботинки: хожу босой и вижу бога.


Увядший лист лопуха 
расправляю, ставлю ноги.
Две подошвы наметил,
матерьял остаётся для верха.
Господи! Преврати лист лопуха
в кусок синтетической кожи.
Бог засмеялся в ответ
спазмой июньской грозы. 


______________________




Слова, процитированные Сергеем Чудаковым, взяты из статьи А.В. Луначарского “Продукция советской кинематографии с точки зрения её идейного содержания”. Статья вышла в сборнике “Луначарский о кино”. ( Москва. ‘’Искусство” 1965)

Высказывание Луначарского о государственно-воспитательной кинопромышленности было лишь залетевшим в советские шестидесятые осколком его мыслей о богостроительстве.

В капитальном двухтомном сочинении “Религия и социализм” (1908 г.), целиком посвященном богостроительству, Луначарский прямо пишет, что в социализме “даны основания новой религии’’.


За пропаганду богостроительства Луначарского осудил лично Ленин. Проведение параллелей между советской идеологией и религией приравнивалось к подрывной деятельности.

Сочинение “Религия и социализм’’ в советское время не издавалось.

Следуя линии партии, в предисловии к сборнику статей о кино, советский киновед Семён Гинзбург снова критикует Луначарского.

“Нет оснований канонизировать всю его организаторскую работу, все его эстетические высказывания и критические оценки, среди которых встречаются не только спорные, но и неверные.

Так, например, в интересной и в основном своём содержании верной статье “Задачи государственного кинодела в РСФСР” ( 1919 г.) Луначарский проводит мысль о том, что “великая тенденция какой-нибудь религиозной идеи или приближающейся к ней социалистической идеи способна только поднимать произведения искусства”. Это сопоставление религиозной и социалистической идей глубоко неправильно.”

У Сергея Чудакова ни малейших сомнений в правильности сопоставления, проведенного Анатолием Луначарским, не было.

Он, как и Луначарский, эмпирически (значит - на своей собственной шкуре) познал, что занятие искусством является духовной практикой.

Эту практику Сергей Чудаков использовал исключительно в целях завоевания личного бессмертия.

Анатолий Луначарский приглашал сделать духовный вклад в строительство Царства Божьего в стране победившего социализма.

Основываясь исключительно на интуиции, Сергей Чудаков нисколько не сомневался, что государство покушается на его душу. Пытается его обобрать, обанкротить, в конечном счёте, уничтожить. Поддаваться пропаганде он не собирался. Отдавать свою душу в государственное пользование, жертвовать на общее дело категорически отказывался.

В религиозном высказывании советского государственного деятеля поэт нашёл полное подтверждение своей интуиции.

В поэме использован известный афоризм Блёза Паскаля. В нём Cергей Чудаков заменил слова ’’мыслящий тростник’’ на ‘’бессмысленный лопух’’.

Сталкивая Паскаля с Луначарским, Сергей Чудаков раскрывает непримиримость противоречий между личностью, сознательно растущей к истине, и религиозным догматизмом политического реформаторства, норовящим превратить мыслящего в бессмысленное.



IMG_9622.jpg



В “Мыслях” Паскаль говорит, что человек поставлен своим сознанием над Вселенной, даже если она его убивает. Расставаясь с жизнью, человек оказывается выше смерти, потому что способен осознать свою смерть. В человеческом сознании находят свой смысл, а следовательно - оправдание, - и смерть, и вся Вселенная.

Лирический герой поэмы отказывается стать подопечным государственно-воспитательной кинопромышленности. Входит в свой собственный ум и образ, обретает самостоятельное сознание. Не позволяет себя зомбировать. Стойко защищает свои ценности. Выиграв в борьбе с политической пропагандой, он избегает судьбы лопуха.

Эстафету глупости подхватывает ‘’другой’’. Чудаков называет его “мальчик”, подразумевая инфантильную наивность, податливую неискушённость, расслабленную доверчивость.

Со временем ( четверостишие 9 называется ‘’Через час’’) мальчик, захваченный глупостью, прорастает ею, превращается в лопух. Человек-растение увядает и погибает.

‘’Лопух” в поэме - образ агрессивной, метастазирующей, заразной, злокачественной глупости, убивающей душу.


Сергей Чудаков говорит о необратимости этой смерти. Бог раскатисто смеётся в ответ на мольбу превратить завядший лопух хоть во что-то мало-мальски пригодное и полезное, хотя бы в заплатку для рваных ботинок.

Государственная пропаганда рассматривается Сергеем Чудаковым как религиозная проблема, имеющая духовной смысл.

Государство обращает в свою веру, вынуждает служить - не богу Я, не личному бессмертию, а задачам государства.

Мальчик безвозвратно пропадает/погибает, поскольку он сорвал своё личное задание. Его душа аннигилирована.


IMG_9621.jpg


Невозможно спасти то, чего больше нет. Сам Бог здесь бессилен.

______________________
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment