obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Личность Поэта. Сергей Чудаков ( фрагмент 19), окончание 13



_

"Я живу, как в гостинице.
Дождь идет проливной.
Александр Вертинский
Поёт про любовь

Эта страсть непростительна"

Сергей Чудаков
_

Каприз Бенвенуто Челлини заключается в том, что он наслаждается сценами смерти и получает удовольствие лично убивая людей.

Нам важно исследовать и понять природу этого удовольствия.

В своих мемуарах Челлини всё прямо и ясно излагает:

“Мое рисование, и мои прекрасные занятия, и моя красота музыкальной игры, все ушло в игру на этих орудиях, и если бы я рассказал подробно все те чудесные дела, какие в этой адовости жестокой я совершил, я бы изумил мир <…>"

Убивая людей, великий мастер наслаждался эстетически. Эмоции, вызванные убийствами, идентичны эмоциям от занятия искусством.

Александр Вертинский, вдохновивший Чудакова на сюжет с облетающими одуванчиками и массовой смертью, удовлетворял ту же страсть, что и Челлини, наслаждался смертью. Нарциссически кокетничал с ней в “Мадам, уже падают листья”. В песне “Юнкерам” Вертинский, тщательно дозируя садистическую экспрессивность, эксплуатировал боль отчаявшихся родственников погибших; наживался на их человеческом горе как артист-исполнитель.

Виниловая пластинка буквально содрогается от его злобного выкрика: " и швырнула в священника обручальным кольцом". Этим выкриком он, конечно, полностью саморазоблачился. Вертинский выказывает себя сатанистом, законченным чудовищем, ненавистником православия и Иисуса Христа. Злобная ненависть Вертинского к священнику вызвана завистью. Священник с Иисусом Христом для него опасные конкуренты. Вертинскому глубоко ненавистна сама мысль, что женщина с ее горем пойдёт за утешением в церковь, к Иисусу Христу, а не к нему на концерт. Как вампир кровью, он хочет без помех упиться её горем. Вертинский маскирует и оправдывает свой сатанизм отчаянием женщины, приписывая ей свои слова и чувства. Это якобы она, обезумев от горя, а не он, от зависти и ревности к Христу, оскорбляет священника и самого Бога.

Пьеро Вертинский коварно прячется за спиной безутешной вдовы, манипулирует ею, намеревается использовать эмоциональную одинокую молодую красивую женщину психологически и сексуально.


“Осторожные зрители молча кутались в шубы” - публику на похоронах Вертинский механически сосчитывает как своих зрителей. Считает их горе и слёзы как деньги у себя в кармане. Калькулирует прибыль. - А вот та вон в шубе! Ещё рубль пошел!

Артист конвертирует смерть в деньги, исходя из текущего политического курса и положения на фронте.

Александр Вертинский, в отличие от Бенвенуто Челлини, не убивает сам. Между ним и смертью находится толпа посредников.

Историко-экономический принцип, сказавшийся в творчестве Вертинского - это принцип частной собственности, оформленный в виде политической буржуазной демократии.

Это означает, что биологическая жизнь переживается человеком, исходя из актуального экономического принципа, как частная собственность. Человек воспринимает самого себя в точности так же как свой банковский счёт, деловое предприятие, инвестицию, недвижимость. Правовые принципы буржуазной экономики становятся основой самоосознания личности. С этой позиции смерть переживается как беззаконие, поражение в правах, банкротство, конфискация, потеря и порча имущества.

Художник, выступая союзником смерти, защищая её права, фактически выступает против морока, наведенного частной собственностью и буржуазным правом, в пользу изначальной реальности.

Никаких прав у человека нет и быть не может - в этом и заключается его взгляд.

“Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь дал, Господь и взял.”

Права и свободы, производные от частной собственности, бессодержательны, бессмысленны, и бесполезны. Ничего фундаментального, кроме частной собственности, за ними не стоит. Это идеологический мираж. Всерьёз к ним относятся только буржуазные агитаторы, не видящие дальше собственного носа.

( Пришлось к слову “нос”: внезапная смерть блогера Носика теоретически могла бы скорректировать либеральные воззрения на права человека, практически этого не случилось. Частные некрологи, опубликованные в блогах, больше всего смахивали на петиции в защиту режиссера Серебренникова - он же не воровал почти совсем, такой талантливый, за что с ним так обошлись, его следует или помиловать, или сдать на поруки. Читать было и страшно и смешно. До такой степени не видят с чем имеют дело. Живут даже не в мире буржуазной реальности, а мире пропагандистских измышлений. В реальности: пришла Безносая натянула Носику нос и оставила его друзей с носом. А они обращаются в суд с адвокатом.)

Буржуазное самодовольство пародирует человеческий образ, в конечном счёте, разрушает его, и поэтому становится жертвой художника, вступающегося за ценности, с которыми он связан исключительными интересами.

Для изучения вопроса полезно дать крупным планом раздражавших Сергея Чудакова советских бюргеров.

Где-то зимнее небо,
Проходные дворы,
И окно ширпотреба
Под горой мишуры.

Где-то пир. Где-то пьянка.
Именинный кутеж.
Мехом вверх, наизнанку
Свален ворох одеж.

Двери с лестницы в сени,
Смех и мнений обмен.
Три корзины сирени.
Ледяной цикламен.

По соседству в столовой
Зелень, горы икры,
В сервировке лиловой
Семга, сельди, сыры,

И хрустенье салфеток,
И приправ острота,
И вино всех расцветок,
И всех водок сорта.

И под говор стоустый
Люстра топит в лучах
Плечи, спины и бюсты,
И сережки в ушах.

Стихи написаны Борисом Пастернаком в 1957 году, но именно к этому контингенту счастливо отдыхающих советских номенклатурных граждан Михаил Булгаков вызывал в “Мастере и Маргарите” чрезвычайную трансцендентную комиссию по ликвидации советской буржуазной катастрофы. Методы работы этой чрезвычайки в принципе не отличались от методов её имманентного, так сказать, аналога. Моральные истязания, физические пытки, допросы, с доведением до потери памяти, вплоть до полного и необратимого безумия, ссылки, конфискация имущества, поражение в человеческих правах.

Спрашивается - за что? Самый точный ответ - за то, что всерьёз посчитали себя хозяевами всего. Разложились кверху мехом на вечность.

“Я живу как в гостинице”.

Я не постоянный, я - постоялец. Я готов уйти в любую секунду. Цена на человеческую жизнь непомерно вздута. Жизнь человека переоценена частнособственнической идеологией.

Вы - тоже временные, не рассиживайтесь. Как надуло, так и сдунет - и не станет вас здесь. Недалеко ушли от эмбрионов. Цена вашей жизни кюретка да аборт. Одуванчики.

"Которые тут временные? Слазь! Кончилось ваше время".

Творчество Маяковского прежде всего следует понимать в онтологическом смысле. Видеть во Владимире Маяковском революционера духа.


В 1966 году современник Сергея Чудакова режиссер Эльдар Рязанов поставил фильм “Берегись автомобиля”. Актёр Иннокентий Смоктуновский сыграл роль идеалиста, уголовного преступника, чудака, словом, Чудакова, объявившего войну обывателям, кравшего автомобили у состоятельных граждан, и жертвовавшего вырученные средства детским домам. Филантропия не столько открывала вид на любовь героя к детям, чадолюбие вообще не просматривалась в фильме, сколько на его позицию принципиального нестяжания земных благ.

Cущественным в фильме была отчетливая артикуляция конфликта: не от мира сего vs. мехом верх, наизнанку. Юрий Деточкин явился, чтобы испортить именитый кутёж.

Но самым примечательным было то, что сюжет фильма родился из циркулировавших в то время анекдотов. В Ленинграде, Москве и Одессе ходили слухи о благородном разбойнике, современном Робин Гуде, кравшем машины у барыг, “деловых людей”, так называемых бизнесменов советского периода, и отдававшем деньги сиротам.

Советское коллективное бессознательное изнывало под гнётом мещанских вакханалий. Народ призывал на помощь героя, спасителя, избавителя, преступника, одним словом, трикстера.

(Серьёзная проблема состоит в том, что поэт не может быть трикстером. Поэт не может быть в полном смысле слова народным. Он не может быть воплощением коллективного бессознательного. Эту проблему Сергей Чудаков тоже с честью разрешил.)

_
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment