obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Послесловие к Букеру. Начало пути. 3

Латынина познакомила меня с остальными сотрудниками отдела культуры новой газеты.

С Александром Архангельским - только что с треском проигравшим выборы на должность главного редактора журнала "Дружба Народов". И с Аллой Марченко - в то время соредактором журнала "Согласие".

Архангельский, видно ещё под впечатлением пролёта, больше молчал. Изредка криво усмехался. Сдержанно ругал Пьецуха. А заодно с Пьецухом, совсем несдержанно - трудовой коллектив "Дружбы", проявивший, по мнению Архангельского, чудовищную безответственность, вручив журнал равнодушному и чужому человеку.

Марченко была всецело погружена в садоводство и огородничество на своих шести сотках. И кроме колорадского жука, удобрений и машин с чернозёмом ни о чём ни говорить, ни слышать не желала. А при желании - просто не могла. Только однажды, при звуках имени прозаика Михаила Шишкина, она встрепенулась, и в порядке анекдота, между своими, доверительно поделилась: - Что говорить, Шишкина мы зарезали. Дочка моя принесла мне его роман: - гений, - говорит. У них там в педе парней-то совсем нет. Какие штаны появятся, сразу гений. Я роман прочитала и всё сразу увидела.

- Что увидели? - спросил я.

- Что было, то и увидела. Увидела что рано ему ещё печататься и вылезать. Что гением себя считает, - то и увидела! Из каждой строчки этого романа - я гений! я гений! И зарезали! Вернули. Не стали печатать в "Согласии".

Лицо у критика Марченко сделалось поочередно сперва отстранённым, потом - брезгливым, потом - мечтательным, и наконец - недоступно-высокомерным. Видимо, пока рассказывала, она заново пережила все этапы работы с автором и рукописью. Триумф профессионала.

- Он, конечно, расстроился, но решение мы приняли твёрдо. - Теперь-то, - Марченко неожиданно заговорила в плаксивом регистре, - теперь-то ему что, ему всё ничего. Он теперь в наградах как елка в игрушках. Весь ими увешан. Ээх.

Марченко растроенно вздохнула.

- Мы ведь пошли по принципиальному пути. В первом номере журнала опубликовали прозу Пушкина.
- Концептуально, - выкатил из маленького рта Архангельский.
- Всем, всем, очень это понравилось, - закивала Марченко.
- А гонорар кому? - спросил я. - Пушкину?

Марченко осеклась.

- Ал, чего-то я не пойму, - Марченко по-птичьи наклонила голову. - Вы, простите, - она обратилась ко мне, - а то я не дослышала, - из какой газеты сюда к нам? - Он, Ал, из какой газеты?

- Ну зачем вы, Ефим, ну честное слово, у них же концептуально, - примирительно заулыбалась Латынина. - Он новый тут человек. Не волнуйся. Я его пригласила из "Гуманитарного Фонда". Свежая кровь. Врач по профессии. Печатался в самиздате. Член союза.

- Член Союза, врач, - Марченко пыталась уложить всё это в голове. - Ну а что? Вот Даль Владимир Иванович - тоже врач был. Хорошо.

- У меня мать врач была, акушер-гинеколог, - ни с того, ни с сего опять вмешалась Латынина.

Так я и стал им - родной матерью и Владимиром Ивановичем Далем в одном лице.

Что ж, радуйтесь, девчонки, ваша мама пришла.
_______________________________________
Tags: Букер. Начало Пути
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments