obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Ефим Лямпорт. "Независимая газета", 23.07.1993

ВСЕ ОТТЕНКИ ГОЛУБОГО

АНТИЧНОСТЬ, ДЕНДИЗМ, РЕВОЛЮЦИИ, СОВРЕМЕННОСТЬ

"МАДЕМАУЗЕЛЬ Собак слыла культурной девушкой: в ее словаре было около ста
восьмидесяти слов. При этом ей было известно такое слово, которое Эллочке
даже не могло присниться. Это было богатое слово: гомосексуализм". Ирония
Ильфа и Петрова подкупает своей убийственностью и лаконизмом, тем более что
она актуальна. И как всякая законченная мысль - требует внимания: словарь
отечественной культуры увеличился на целое слово - богатое слово. Теперь
его произносят даже слишком часто. Но неужели все объясняется лишь
эффектом, производимым новой игрушкой? Нет ли иных причин, выводящих его с
края в середину внимания и обсуждений?

Гомосексуальные ориентации и гомосексуальные всплески возникали в разное
время, в разных странах по разным причинам и при различных обстоятельствах.

Обычное дело: гомосексуализм в античности не только не преследовался -
поощрялся. В "Сравнительных жизнеописаниях" Плутарх упоминает о
мужеложестве как о факте совершенно обыденном и бытовом. В общем контексте
античной культуры - культ красоты - любовь к мужскому телу рассматривалась
как естественная, как часть всеобщего поклонения красоте.

Любовь не разделялась на любовь к мужчине и любовь к женщине,
разграничителя не существовало. Мораль, которая, разумеется, существовала,
по этому поводу не надрывалась. Поэтому античный гомосексуализм не был
аморален, или надрывен, или революционен - он был нормален в контексте
своего времени и существующих правил.

На волне антиклерикальных и антимонархистских событий во Франции,
предшествующих и сопутствующих Великой Французской революции, попрание
традиционных моральных норм стало "делом чести" многих настоящих и мнящих
себя таковыми мыслителей, писателей, политиков. Очень часто, впрочем,
писатели и мыслители работали в различных революционных институтах.
Революция в обществе шла рука об руку с революцией мысли.

Книги маркиза де Сада, прокламирующие с восторгом, доходящим до наивности,
все библейские грехи, включают, разумеется, мужеложество. С точностью до
наоборот, решив изменить человека и его естество, библейскую добродетель на
библейский порок, мужчину на женщину, per vaginum на per rectum.

Когда революционный пыл иссяк, император Наполеон Бонапарт спрятал
неугомонного маркиза в сумасшедший дом навсегда. Он поступил с писателем
гораздо суровее казненного короля, против которого де Сад произносил речи в
революционных клубах.

В Британии с наступлением модерна - времени сверхизлома и культивирования
сверхутонченности и сверхчувствительности. - тон задавала художественная
богема. Знаменитые английские денди Оскар Уайльд и Обри Бердслей,
подражавшая им холостая молодежь стали законодателями новой моды -
дендизма. В дендистский набор входили: оккультные науки, спиритические
сеансы, кружевные манжеты, курение опия, знаменитый с тех пор английский
сплин, гомосексуализм и мужские обмороки.

Гомосексуализм в контексте английского модерна - манифестация глубокой
утонченности, которая не чужда мужскому началу, вернее, манифестация
глубокой утонченности художника. При этом нельзя не увидеть время спустя,
что холеное лицо модерна состроило жуткую гримасу - чувство меры изменило,
красота вывернулась наизнанку и стала своей противоположностью. Хотя,
увидев это теперь, не стоит упрекать прошлое - наше представление об
английском модерне и его собственное представление о себе самом
складывались с учетом всех передержек. Они неотделимая и естественная
часть.

С точки зрения государственного и религиозного сознания Британии -
гомосексуализм был, тем не менее, преступен. И воспринимался далеко не так
естественно, как в античности. Британия - христианская страна, и достаточно
того, что выверт модерна конфликтовал с церковью. Модерн рвал ткань бытия,
законов, традиций - и Уайльд был отдан под присмотр тюремных сторожей.

Гомосексуальные тенденции, вдруг прорезавшиеся в Штатах, Британии, Европе в
шестидесятые годы последнего столетия на гребне молодежных движений, были
частью сексуальной, почти бескровной (редкий случай) революции. Хиппи,
проповедовавшие наряду с пацифизмом всеобщую любовь, не желали
дискриминировать чувство половыми регламентациями. И как завоевание этой
революции: гомосексуализм живет, охраняемый демократической терпимостью,
скорее, на окраине, чем на виду, снабжаемый всем необходимым, в комфортной
общественной резервации.

К отечественной современной культурной ситуации часто прикладывают термин -
постмодерн. Не ввязываясь в обсуждение, насколько он верен (и,
следовательно, правомерен и применим), не стану открещиваться от работающей
особенности современной культуры - эклектики, встроенной уже теоретиками в
содержание термина. При этом мне бы хотелось внести принципиальный акцент
вот на что: элемент эклектики можно разыскать в чертах любой самобытной,
зрелой эстетики, но лишь сейчас эклектика стала определяющим и
самодостаточным элементом.

Возвращаясь к предмету разговора: гомосексуальная ориентация уже упомянутых
античности, модерна, периода французской революции, социокультурного взрыва
60-х на Западе понятна и объяснима как часть контекста, органичный штрих,
или, сверх того, гармоническая деталь. Современный отечественный случай
скроен из частностей и необязательностей.

Гомосексуальная современная ориентация почти всегда случайна и спорадична,
как, впрочем, спорадична и необязательна любая современная эстетика. Мотивы
появления теперь гомосексуальных образцов самые что ни на есть причудливые.

Рассмотрим наиболее известные:

а) "Это я - Эдичка" - роман Э. Лимонова - нашумевшая книга. Скандал во
многом обусловлен несколькими гомосексуальными эпизодами, в которых принял
участие герой повествования. Один из самых ярких: фак с негром на помойке.
Общая оркестровка книги вполне органично пропускает гомосексуальный мотив.
Измена - надрыв - непереносимое одиночество. Эмоциональные нагрузки,
немыслимые для мужского самолюбия. Мужчина расплющен, деформирован. Его
трансформация в иное качество - женщину - психологически очень точно
выверена. Перевоплотившись, он сумеет перестрадать. Не так, так эдак
добьется любви.

Один из самых острых вопросов, обычно встающих перед читателем: можно ли
отождествить Э. Лимонова с героем романа. Тем более автор провоцирует
читателя на такой вопрос. Мое частное мнение: мы имеем дело с автором и его
персонажем. Слишком уж ювелирно для биографии выверен психологизм
сексуальной трансформации. Жизнь не нуждается в мотивировках.

б) Евгений Харитонов - известная фигура московской богемы 70-х, талантливый
прозаик, поэт, режиссер, работал в Театре мимики и жеста, автор интересных
рисунков, преследовался КГБ. Лишь теперь опубликовано несколько его
рассказов и стихотворений ("Вестник новой литературы", "Гуманитарный фонд",
"Литературная газета", "Столица").

Гомосексуализм Харитонова в жизни и в прозе - подвижничество, крест, тайна,
гордый вызов отверженного. Харитонов живет и пишет таясь, уходя переулками,
обиняками потаенной прозы вглубь самого себя. Я вам не нужен, я вами не
востребован, ни как человек, ни как писатель. Его упрек - шепотом, даже не
шепотом, движением губ.

Проза Харитонова, несмотря на тему, не экстравагантна, целомудренна и
мучительна. Гомосексуализм возвышает Харитонова, как голод возвышает
гамсуновского героя в одноименном романе. Он - последнее средство, чтобы
художник остался на пьедестале, последняя гордость и оплот.

в) Певец Пенкин. С недавнего времени часто возникает на телеэкране.
Необычный высокий голос, говорят, редкий, контртенор. Причудливая пластика,
гомосексуальный костюмированный имидж.

Из интервью, данных Пенкиным, известно: сам он, как и большинство мужчин,
любит женщин. Гомосексуальная ориентация - чисто внешняя, орнаментовка
редкого голоса, отчасти, может быть, позаимствованная у Пьеро Вертинского.
Шоу Пенкина броско костюмировано, ярко, смотрибельно. Гомосексуальность
взята, как костюм, напрокат, чтобы всем было любопытно. Всем и любопытно.

Вот три случая, я мог бы найти и больше: тема психологического романа;
личная судьба, переплетенная с творческой судьбой; и ход конем, в
шоу-представлении. Что их связывает? Ничего.

Осколки прежних культур долетают до нас. Иногда они пускают ослепительные
зайчики, отражая наше чуть потускневшее солнце, иногда их находят и
нашивают на костюмы - пусть блестят, иногда они больно ранят неосторожного.
Но в любом случае - это чужое. А чужого приличные люди стараются без
крайней нужды не брать.

Думаю, понятно, что здесь имеется в виду не клиника, речь идет о культурной
интенции.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments