obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Писатель и Сверхлитератор. Начало.

Сверхлитератор.

В России существует институт больших писателей. Складывался веками. Ломоносов, Державин, Пушкин, Лермонтов, Толстой, Достоевский, Блок ...

Сложился ритуал чествований, соответствующих слов, венков, наград, создания мемориалов.

Слова, имевшие смысл, когда, скажем, Лермонтов писал на смерть Пушкина, фондированы, и извлекаются от случая к случаю. Содержание и значение автоматически переносятся на очередного чествуемого.

Никаких пушкиных давно нет, но институт и слова остались.

Умер Солженицын, и по этому поводу всё слова в очередной раз извлекут из золотого мемориального запаса, начистят, выставят, и понесут за гробом вместе с медалькой Нобелевской премии, орденами, и прочими знаками и признаками отличия.

Скажут, что умер великий писатель.

Конечно, это не соответствует действительности. Профессиональный литератор, плодовитый, фантастически работоспособный, Солженицын не создал ровным счётом ничего чтобы составило ему славу именно как писателю.

Знаменитый "Один день..." - по своим художественным достоинствам не выходит за рамки проходной публикации "Нового мира" 60-х годов. Несколько рассказов опубликованных позднее, ничем не выделяются на фоне творчества Распутина, скажем. Явно уступают прозе Белова, Тендерякова, Можаева.

"Архипелаг ГУЛАГ" и "Красное Колесо" в художественном отношении откровенно провальны. По-просту говоря, - читать их невозможно. В руках держать невозможно. Опускаются руки. Да и, кажется, что всерьёз иникто никогда читать их и не пытался.

"Телёнок" - занудство. - Я сказал ему, имея в виду что ... - Он мне ответил, понимая что ... В их планы входило, но я, конечно, сразу догадался, и дал отпор, которого они не ожидали ... Они полагали действовать против меня так, но я вынудил их переменить весь замысел интриги ...

Вся эта история с боданием есть просто воспоминания склочника обо всех склоках его жизни. Написано-то соответсвующим суконнорыльным, склочным языком. Порядочная девушка не выдержит и пяти пминут.

Раковый корпус? Даже странно, что тема жизни и смерти на реальном жизненном материале, - даже не писатель сумел бы как-то затронуть сердце одним только изложением подлинных чувств - прозвучала, как шелест скомканной бумаги. Написано уныло, будто по-обязанности, из под палки. Как заставлял кто. Тема отработана, галочка поставлена. Контора пишет. План выполняется.

Публицистика, все эти "как нам обустроить" - вовсе и не мысли на общественную тему. Имитация мысли. Точнее, - имитация грандиозности путём фальсификации размышлений о судьбах России. Ключевое - в заглавии: "Как нам обустроить Россию." Не хватает только добавить: Землю и Луну. Но именно этот планетарный замах человека про которого известно, что он не пациент психиатрической больницы, а лауреат Нобелевской премии, и спас всё дело. Тираж 12 000 000 экземпляров.

Сумасшедшие были те, кто это издавал.

С телевизионными проповедями, правда, номер не прошёл. Тут всё было как на ладони. Плешь, борода, житие мое, гой еси, и ещё какое-то "лепо".

Не забудьте выключить телевизор.

Драматургия? Караул устал. Зрители бегут из зала. Гардеробщицы принимают номерки и выдают пальто, запрашивая цену в разы выше стоимости билетов. - А то ить, выдавать-то невелено. Велено чтоби сидели значить до конца.

Собственно всё творчество Солженицына, письменная работа всей его жизни ушла на создание масштаба. Корпуса. Листажа. Его творческое наследие - горы исписанной бумаги. На американском этапе жизни - домашнее предприятие с привлечением всех членов семьи. Жена у печатного станка, дети подносят бумагу, Сам - пишет. Лучше сказать - ваяет. Памятник из бумаги.

Читать это невозможно никак. Ну, только, если за деньги. Так и получилось. Солженицын практически создал, поддерживаемую им инфратруктуру критики и литературоведения, знанятую чтением и комментированием, в принципе, нечитабельного.

Скажем, группа литераторов была привлечена им к Солженицынской премии. Людмила Сараскина - одна из привлечённых - написала толстенную биографию Солженицына. Только человек на зарплате решился бы на такое предприятие. Энтузиасту - неоткуда взяться. Труды-пуды Солженицына энтузиазма не вызывают. Даже простого любопытства не вызывают. Тоска зелёная.

Любопытство, точнее, серьёзный интерес вызывает: как писатель, явно не отмеченный особым художественным дарованием, вышел в лидеры, обойдя десятки и десятки своих очевидно более талантливых современников?

Этим стоит заняться всерьёз. Ответить серьёзно И дело тут не только в чисто политической коньюнктуре, которую Солженицын в высшей степени умело экплуатировал, оборачивая конфликт двух систем себе на пользу. Феномен Солженицына - сверхлитератотора - имеет глубокие культурные и общественные корни.

Почему Великого Писателя сменил Сверхлитератор?
В чём отличие между ними?
Имеет ли феномен Сверхлитератора будущее?

Эти вопросы ставит карьера А.И. Солжницына. Смерть Соженицына - есть внешний повод чтобы на них ответить.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →