obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Писатель и Сверхлитератор. Окончание.

Значит, Солженицын - не писатель в традиционном смысле этого слова, а сверхлитератор. Человек - универмаг. Соответственно, главное для него лежит в сфере изучения спроса, рекламы, сбыта и прибыли.

Есть спрос - есть предложение.

Спрос на разоблачение культа? Готово дело. Выручка поступает в кассу.
Спрос на разоблачение коммунизма? Есть такой товар. Отпускается по наличному и безналичному расчётам. Гонорары, премии, конверты, спосорские от спецслужб.

Чьи деньги? От каких спецслужб? Это идиотские вопросы.
Важен оборот и размеры прибыли.

Солженицын - это предприятие.

Моральные критерии приложимы к нему столько же, сколько к производителю жевательной резинки.

Какая разница кто купит и зачем?

Хотите жевать, - жуйте. Хотите замочные скважины затыкать - воля ваша. На сиденья подкладывать под чью-то задницу - на здоровье.

Наша жвачка - самая липкая, самая душистая, самая долгоиграющая.

Отделы распространения и рекламы (саморекламы) работают не покладая рук.

Награждены премией ассоциации дантистов (Нобелевской), и пр.

С Рейганом в Белом Доме обсуждал способы удушения голодом СССР. Так это же в Америке было! В Америке это покупали.

Вернулся в Россию? Насытил Американский рынок. Кризис перепроизводства Солженицына. Затоварены. Переехал в другой регион. Заново наладил сбыт.

Недоразумения возникают, если к Солженицыну пытаются приложить мерки человеческие или литературные. Он им просто не соответствует.

В то же время, поскольку он донашивает костюм - внешность великого писателя, писателем не являясь, то сам и провоцирует подобные недоразумения. Провоцирует суждения о себе как о писателе, человеке, пророке.

Он просто успешное промышленное предприятие. Общественный промысел на промышленной основе.

Скажем, из книги Сараскиной я узнал, что сын от первого брака жены Солженицына в юном возрасте трагически погиб. А незадолго до гибели попал в жестокую автомобильную аварию, долго лежал в больнице. Сараскина, разумеется, со слов Солженицына пишет, что мальчик был светлый, всеми любимый.

История прозрачна. Юноша трагически погиб. До этого попал в жестокую автомобильную аварию. Конечно, это наркотики, типичный сценарий. Понятно любому.

Но написать, что пасынок святого погиб от наркотиков? Такое не можно! Значит? Правильно - фальсификация.

То, что Солженицын не писатель, - дело житейское. То, что он не гражданин - издержки всевластия денег и рынка. Деньги не знают родины, не знают границ. То, что он комик - вот это вот уже прямое следствие его двусмысленного положения, когда не являясь великим писателем, он, всё-таки, должен рядиться в одёжки прошлого. В белые одежды.

Из-за этого в официальной биографии Солженицына полно всяких подчисток и подделок.

Будь он просто человек, бизнесмен - умер пасынок от передозняка. Горе. Но для Солженицына - это не горе, удар по карьере, т.е. по сбыту товара. Он же продаёт святую воду собственного изготовления. А какая святая вода, если пасынок снаркоманился?

Несовместимость внешнего (традиционного, писательского) с содержанием (рыночным, промышленным) составляло главное противоречие жизни и деятельности Александра Содженицына. Компенсировать это противоречие он не мог никак. С временем оно только углублялось. Солженицыну оставалось - заниматься грубой косметикой, маскируя то, что и замаскировать-то было невозможно.

Маоистская толстовка, бородища, выученный наизусть Даль - в конечном счёте только обнажали, изобличали подделку. Чем современней была практика бизнеса - шоу с возвращением в Россию задействовало все ведущие телекомпании мира, -тем глубже надо было прятаться в заросли бороды, засупониваться в милитари, тщательней прятаться за словарные архаизмы.

Вот моя рубашка, вот мои штаны, вот моя баклажка с левой стороны - это означало -
монах, аскет, пророк, писатель и воин. Понятно, что люди ржали.

Самоконтроль надрывал Солженицына больше, чем возраст. А надо было ешё и следить - чтобы никто, нигде слова лишнего не проронил. Сыновья, жена, агенты, издатели.

Делать успешный бизнес по законам XХI века, изображая из себя писателя XIX , а вдобовок, к тому ешё, и святого старца с уклоном даже не в Оптину Пустынь, а в Ветхий Завет - задача неимоверно тяжёлая.

Солженицын действительно был последним в подобном роде. Он больше не будет. (Эти ноги хотят отдохнуть.)

Дальше будет другое.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments