obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Солженицын. Сами Хороните Своих Мертвецов

В книге Людмилы Сараскиной "Александр Солженицын" среди множества фотографий есть такая - "Н.С. Хрущёв и А.Т. Твардовский в Пицунде".

На пороге правительственной дачи стоят Хрущёв - небольшой, гладкий, похожий на очищенную луковицу, и Твардовский - покрупней и помясистей - похожий на большую очищенную луковицу. Луковицы с одного огорода.

Хрущёв улыбается и выжидательно смотрит на Твардовского. Видно, спросил его о чём-то. У Твардовского рот приоткрыт - отвечает.

Через руку главреда "Нового Мира" перекинут пиджак. Под пиджаком портфель.

В портфеле, понятно, лежит Солженицын.

- Что там у тебя с литературой, ну-ка, ну-ка, Александр Трифыныч.
- Полный порядок, Никита Сергеевич. Согласно решениям ХХ съезда. Несём в жизнь, так сказать.
- Раз несёшь в жизнь, то поглядим чего ты нам там принёс

Хрущёв подмигивает и кивает на портфель.

И вот так вот весело, по-партийному, но и спростонародным подъёбцем - оба-то выходцы из народа - руководитель государства и руководитель государственного литературного журнала нашли и выдвинули кандидатуру. Писателя. Проводить решения съезда в массы.

Партия культ разоблачила. А теперь народ должен принять решения душой и серцем.

- Кто у нас по этому делу?
- Дэк, кто ш!
- Правильно мыслишь, Трифыныч, твои писатели. Дело у нас ответственное, подойдём к нему тоже с головой, а не с тем чем просиживают.
- Хе-хе-хе. Да уж с головой.
- Писатель нам нужен новый, непользованный. Не лауреат премии сам знаешь кого. Не от Фадеева чтобы писатель. Самостоятельного надо.
- Есть кандидатура такого одного.
- Как имя?
- Солженицын. Александр Солженицын.
- Надо чтобы суть была, но без перебора. Есть такое?
- Думаю, что да, товарищ Первый Секретарь.
- Имя у него какое-то ... Незнакомое.
- Так ведь сами сказали - не от Фадеева чтобы.
- Писатель-то хороший?
- Без перебора. Согласно решениям. Всё при нём.

И пошло, и поехало, и закрутилось.

Типичная история типичного партийного выдвиженца.

Потом, в Белом Доме в Вашингтоне - всё один к одному повторилось. Лица другие, слова те же. Как в зеркале.

На этой государственно-бюрократической волне Соженицын попёр, как виндсёрфер при хорошей погоде. Сначала здесь, потом - там, потом снова - здесь.

Пока не настало время отовсюду насовсем.

Сегодня его похоронили. Народ на похороны не пришёл. Чиновники пришли. Буш соболезнование прислал. Народ не пришёл. И это нормально - Солженицын всю жизнь был чиновничий назначенец.

Что до него народу?

Ничего.

Что от него народу?

Одно мозгоёбство.

В комедии Гайдая про Шурика, - кажется фильм называется "Партнёр" - Михаил Пуговкин играет прораба по должности, а по сути - самоупоённого, токующего без умолку, как тетерев, демагога, с гигантским словарным и образным запасом. Лёжа на опилках вместе с направленным к нему на перевоспитание тунеядцем, читает нескончаемую лекцию: в то время, когда космические корабли бороздят бескрайние просторы вселенной...

Шурик работает. Тунеядец слушает.

В конце концов, даже у тунеядца сдали нервы - вскочил, заорал, рубанул себя ладонью по горлу, - в смысле, что достал, - обложил прораба

Все наши, так называемые прорабы духа были подобными персонажами. Хуже последних тунеядцев и алкоголиков. Но Солженицын даже среди них отличался. Сахарова хоть жена била. Страдалец. А тут - ничего живого. Человек-машина по выработке пустых слов. Соловей Красного Уголка. Политинформатор.

Всё мастерство его и заключалось в том, чтобы на огромном объёме бумаге употребить как можно больше слов Бог и Духовность. И ровно ничего не сказав, произвести впечатление значительности. Впечатление достигалось тремя способами:

1) Обьёмом
2) Нечитабельностью
3) И армией подсобных-наёмных, твердивших - гений, гений.

Люди-то заняты. Работают. Кто станет перепроверять?

Вот и скатали гору из навоза.

А потом куда деваться? Есть гора. Лауреат. Приходится не только использовать, но и считаться.

- Да, раздули из ничего. Но стал-то какой огромный! Настоящей, чем настоящие.

Вплоть до того, что пришлось при почётном карауле хоронить. Кадилом в монастыре отмахивать. На похороны тащиться. Ещё и под дождём.

А народ ни причём. Народ не обязан.

Сами хороните своих мертвецов.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments