obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Солженицын. Жизнь без яйца. Осложнения-2

Почему-то считают, что хрестоматийный глянец, особенно, если он наведён опытным литературным наёмником, способен исказить подлинные черты. Неверно. Факты. Факты упрямо берут своё. Чем больше их неволят, тем упрямее они становятся.

Вплоть до того, что уже и не берут cвоё, а отнимают. Набрасываются. Кидаются с кулаками.

В задачу Сараскиной входило в обязательном порядке продемонстрировать незаурядность своего героя. С детских лет, с молочных зубов. Единственный способ убедительно показать незаурядность Солженицына - это продемонстрировать его достижения, начиная с самых юных лет. На фактическом материале.

Благодаря усердию Сараскиной, весь этот материал теперь наш.

Поработаем с ним.

Детство голубое.

В первую очередь нас интересует вопрос - насколько Солженицын был раним? Был ли он раним вообще? Насколько нанесённая ему травма (любая) могла выбить его из колеи? Важно ли было ему доказать окружающим, посторонним свою значимость? Хорошо выглядеть. И что с ним происходило, если окружение выдавало ему низкую оценку.

Наиболее ценны для нас самые первые, детские реакции, поскольку именно они в самой простой, ясной и открытой форме предъявляют нам внутреннее. Портретируют без прикрас.

"Если Санин ответ [учителю в школе - Е.Л.] не тянул на пятёрку, - записывает Сараскина (стр. 107) - мальчик становился белым, как мел, и мог упасть в обморок. Такая болезненная реакция Сани на малейший раздражитель удерживала нас, его друзей, от какой бы то ни было критики в его адрес."

Дальше - больше.

Однажды, после какого-то критического замечания учителя, Солженицын упал в обморок, ударился о парту, и рассёк себе лоб. (стр. 107)

А теперь представим себе молодого мужчину, в полном расцвете сил, с подобным типом реакции на оценку окружающих. После инавалидизирующей операции. Представим его реакцию на возможное женское пренебрежение, насмешку.

Если себя не убьёт, убьёт всех вокруг. Всем покажет, и докажет, и наизнанку вывернет.

И невозможно предположить, что Солженицын ни одной минуты не думал о том, что с ним случилось, не переживал, не боялся. Но на девятиста с лишним страницах подробнейшей биографии об этих сильных чувствах - нигде и ничего. А из этого следует только одно - старый, готовый к смерти Солженицын не был готов говорить о трагическом событии своей жизни, - может быть, и не менее трагическом, чем многолетнее заключение - даже пятьдесят лет спустя после того, как всё это с ним стряслось.

Это значит, что шок был страшным. Что в сознание Солженицын происшедшее не допустил. Что всё загнал в подсознание. А страх и горечь изливал на другие предметы.

Как это там в частушке - "Сунул руку, нет яйца?" Такая вот новость. Что делать? В обморок упасть? Лучше б он упал. Нормальный человек здесь бы как раз в обморок и упал. Но Солженицын не был нормальным, это-то правда. Этого отрицать я и не собираюсь. Он по-своему решил: если вы мне - именно так! - если вы мне яйца резать, я вас вообще со света сживу. Всех. Напрочь. Всех голодом уморю, дайте срок!

- Закидаем их бомбами, мистер Рейган! Давайте!!

Будет вам Олимпиада, оххо-ххо-ххо-ххо!

(продолжение следует)
___________________________________________________
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments