obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Солженицын. Жизнь без яйца. Положения-2

Воевал Александр Солженицын хорошо.

Фашистов ненавидел.

Всё время на фронте был советским патриотом.

Ярко выраженным советским патриотом.

Со всеми чрезмерностями и завихрениями, свойственными ему прежде в школьные и студенческие годы. Перебарщивая по части изучения марсксизма, и докучая однополчанам разговорами о скором наступлении мировой революции.

Дважды награждён. Орден Отечественной войны принял как незаслуженно свалившееся великое счастье:

"Перед офицерским строем отличившемуся лейтенанту прикололи на правую сторону груди орден Отечественной войны II степени. "Он прост и изумительно красив - один из самых красивых наших орденов... Эх, никогда не думал, что буду орденоносцем!.."

Никаких капризов. Сталинские награды - не ельцинские побрякушки.

С товарищами поддерживал хорошие отношения. Подчинённые спустя годы вспоминали о нём как о прекрасном командире.

Мастерский политинформатор. Любимец политотдела:

"...замполит батареи назначил Солженицына агитатором среднего комсостава ..." - с явной гордостью за своего героя сообщает Людмила Сараскина на 207 странице уже порядком зачитанной нами книги.

Обожал Эренбурга. Восхищаясь Эренбургом и как военным журналистом и как писателем, ставя его наравне с классиками мировой литературы.

"Так, готовясь 5 декабря к докладу о конституции, он буквально проглотил новеллы Мериме, а также Эренбурга, третью часть "Падения Парижа"(стр.209). Снова тем самым продемонстрировав безошибочное политическое чутьё.

"Падение Парижа" было удостоено Сталинской премии 1 степени.

Вообще творчество Эренбурга зажигало и впечатляло Солженицына. Пламенная, эмоциональная публицистика признанного мастера советской пропаганды брала за душу агитатора, бывшего старосту потока, офицера и комсомольца, вынашивавшего мечту о большой литературе.

Его отзывы об Эренбурге всегда самые восторженные: "И снова зажигались в нём пламенные заголовки статей Эренбурга, перепечатанные из "Красной Звезды ..." , "Номера "Красной Звезды" на столе чернели гневными заголовками статей Эренбурга и зажигали страстью войны.", "Гневные, взвинченные статьи Эренбурга хватали за душу..."

Русской классике у Солженицына не так повезло: "Шолохов - действительно хороший, очень милый писатель, этак на уровне Лескова." - отзывается он.

Сложно сказать - что обидней - "очень милый" о Шолохове, или "этак на уровне", с отрекошетившим "милый", о Лескове.

Эренбург рулит; вне конкуренции. До самой орхиектомии.

(продолжение следует)
_______________________________
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments