obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

ЕФИМ ЛЯМПОРТ. НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА, 21.09.93. ПОЛЕМИКА

Я ГРУБ!
ПОЛЕМИКА С Ю. МОРИЦ И Л. БАТКИНЫМ

ДЕТИЩЕ Леонида Баткина и Юнны Мориц - плод их творческих сношений -
воплощенное благородство. Благородство и праведная обида. На первый взгляд.
А если посмотреть внимательней?

В серии статей, посвященных премии Букера, мной затронут целый ряд больных
и серьезных тем: социальная ангажированность журналов, спекуляция именами,
раздувание значения диссидентства (а часто - псевдодиссидентства),
уничтожение подлинных критериев художественного, неквалифицированность
критики и т. д. При этом четыре пятых объема каждой публикации занято
исключительно разбором произведений, их оценками. Однако Ю. Мориц и Л.
Баткин демонстративно упускают сие. Почему?

Зато им показалось возможным ухватиться за одну частность. В ней они
попытались утопить все остальное, обвиняя меня в кощунственной грубости по
отношению к архипатриарху советской авторской песни. Переход на личности (в
этом Ю. М. и Л. Б. справедливы - я позволил себе замечания личного плана)
подчас бывает мотивирован: однажды некого философа-киника пригласили в дом
именитого горожанина. Дом - апофеоз роскоши и вкуса. Угощение -
великолепно. Слуги - безупречны. И вдруг философ подошел к хозяину дома и
плюнул ему в лицо. "Зачем ты это сделал?" - изумились гости. - "Я нашел
единственное грязное место", - ответил философ...

... А будь я вежлив, мои аргументы вежливо бы и проигнорировали - или
кто-то сомневается в этом? Хотя очевидно, что выполнить тяжелую работу -
прочитать 38 романов - не всем по силам. Как очевидно и другое: роман
прошлогоднего лауреата бездарен. Как, очевидно, еще многое и многое...

Но пиетет к "именам" велик, клака всесильна и громогласна, а вежливый голос
слаб.

Я груб! И в этом мной преподанный урок. Урок правильного поведения.
Единственно возможного сегодня, когда первым средством стало: замолчать
правду. А лишь потом, если номер не пройдет, - зашикать.

В одном соавторы правы: двадцать лет назад (мне было девять) я не мог
принять участия в подрывной деятельности. А как было здорово, наверное, на
хрущевских обедах для интеллигенции побороть под закуску мерзавчика?

Примечательно, с каким показным, демонстративным презрением Ю. М. и Л. Б.
исказили мою фамилию, чем наивно обнажили аффектированную, то есть попросту
фальшивую основу своего благородного негодования. (Никто не поверит, что
четыре глаза не сумели прочитать семь букв.)

Этого мало... Разгневанные на Третьякова, они требуют от него перевода
денег на счет зоопарка. Зверей пожалели! То есть проституируют свое
великодушие, ставя благополучие животных в зависимость от щедрости другого.
А после, ханжи и лицемеры, удивляются тому, что им говорят правду в лицо.

На фальшь и лицемерие я рассердился всерьез. За имя свое не беспокоюсь.
Запомнят.

P.S. Надеюсь, у В. Третьякова не случится никаких затруднений с деньгами.
Хоть сумма невелика, но мало ли, вдруг главный редактор заменжуется - то да
се... В таком случае могу дать. Всем не достанется, но пара зверей получат.
По тысяче. В зубы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments