obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Корень Из "П5" (Виктор Пелевин)

С выходом книги "П5" Виктор Пелевин представил в общей сложности - 6 (шесть, а не пять) текстов.

Пять рассказов под обложкой, и один - в мультимедийном, интерактивном формате.

Мишенью шестого - текста особого назначения - стали журналисты, литературные журналисты, критики, политтехнологи, пиарщики. Скажем сразу, что своё они отработали в полном соответствии с тем, что для них намечалось, - плодотворно, порывисто, в горячке энтузиазма и в поте лица; несмотря на то, что в интерактивное соавторство вступили невольно. (А можно сказать, что и против воли). Написав, сыграв, а в конечном счёте даже выстрадав кровью своё креативное соучастие.

В чём и состоял математически точный расчёт.

Генплан Пелевина заключался в том, чтобы выявить и предъявить управляемость массмедийного сообщества, предопределённую актуальной общественной ситуацией, обыграв его (сообщества) ограниченность в самом широком и общем плане, включая ограниченную профпригодность.

Массмедиа, журналисты - коронное пелевенское, по которому он регулярно прохаживается. Достаточно вспомнить персонально неоднократно пострадавших от него - критиков Немзера и Басинского, не говоря о творческо-гуманитарном в целом, демонстративно - из сочинения в сочинение - презираемом и прикладываемом.

И хотя в новой книге Пелевин остался верен себе, было бы грубой ошибкой считать, что единственной новостью стали лишь новизна использованных технических средств, масштаб и количество пострадавших, а в остальном это де старый (за)ход к старым знакомым по известному адресу.

Ничего подобного.

Гениальность генплана - его принципиальная новизна - в том, что результат был добыт руками самих массмедийщиков. Пелевин заставил журналистов употребить самих себя в качестве подопытных, написать отчёт, поставить диагноз, и, объявив его во всеуслышание, остатья у всех на виду один на один со своим собственным вывернутым наружу неприглядным.

Ткнуться в него, грубо говоря, всей мордой и с размаху.

В соответствии с правилами математики, нахождение исходного числа от числа возведённого в степень (П5) требует обратного действия, то есть извлечения корня. В данном случае - смыслового корня авторского замысла.

Корень №1

Фундаментом провокации, и главной сюжетообразующей, стала презентация "П5" на Можайском полиграфическом комбинате.

" В понедельник утром" - добросовестно отчитывается представитель ресурса OpenSpace - "сорок журналистов, которых, поманив книжкой, вытащили из кровати чуть свет, один час пятнадцать минут прождали организаторов пресс-тура на пронзительном ветру, прижавшись к вентялиционной шахте метро (оттуда иногда шёл тёплый воздух).<...> Я постараюсь не рассказвывать долго о томительно скучной экскурсии по полиграфическому комбинату <...> О двух артистах, одетых малобюджетными Элвисом и Мэрелин, которые позировали с "П5"
во всех стратегических важных точках комбината (в этом и состояла презентация книги). В пустых и пронизивающе холодных бетонных цехах Мэрелин сгибалась пополам, притворяясь, что её юбку раздувает тёплый воздух из вентеляционной шахты метро, и мне было мучительно жалко и стыдно. О сугробе возле ресторана "Губерния", где из всего "банкета в пелевенском духе" я смогла проглотить, как в школьном детстве только суп и водку. <...> Пресс-тур наконец закончился, как заканчивается однажды в нашей жизни всё плохое. Да, он не доставил нам удовольствие. А книжек нам так и не дали." (см. репортаж целиком http://www.openspace.ru/literature/events/details/3135/)

Сорок человек журналистов в течении целого дня подвергали откровенному издевательству. Не государство насиловало цензурными запретами, не позволяя писать правду о, к примеру, узниках совести, а фактически собственный работодатель, подписавшийся на заведомо бессмысленное. - Зачем вообще нужны журналисты на презентации книги в Можайске? Зачем вообще нужна презентация в Можайске? И, если уж на то пошло, - зачем вообще нужна презентация? Писатель написал книгу - хорошо. Появится в магазине - прочитаем. И никому никуда не надо ехать. Это же литература, не футбольный матч. Но журналистов загнали буквально за Можай, заставили мёрзнуть на лютом морозе, а потом ещё злобно гоняли по сквознякам под у-лю-лю веселящегося экскорта:

"В пустых и пронизивающе холодных бетонных цехах Мэрелин сгибалась пополам, притворяясь, что её юбку раздувает тёплый воздух из вентялиционной шахты метро, и мне было мучительно жалко и стыдно."

Вам плохо? Ну так вы ещё будете изображать удовольствие, куклы. Ещё разыграете представление, и за свои гонорарные копейки изобразите из себя профессионалов, напишите красочные отчёты.

"А книжек нам так и не дали" - доигрывает профессиональное разочарование, не хуже Элвиса и Мэрелин, едва живая, полузамороженная журналистка.

Вы о чём? Какие книжки? О каких книжках беспокоитесь, если разговор уже давно идёт лично о вас? Или всё пока не понятно, не ясно?

Почему не уехали досыпать под тёплое одеяло через пятнадцать минут пустого ожидания на "пронзительном ветру"? Зачем в принципе согласились на эту поездку - 40 взрослых, и предполагается, что сознательнательных, разумных людей? Ну и потом - уже на комбинате, когда всё было очевидно до боли - плюнули бы, развернулись, и - домой.

Ни один, судя по всему, не развернулся, не плюнул, и не уехал.

Книжек им не дали, а? Слыхали что-нибудь подобное?

Мало, значит, ещё получили. Не поняли, значит, урок. Не доросли, стало быть, до зрелого мастерства Виктора Пелевина.

***
Лет десять назад McGrow-Hill выпустило сборник статей, посвящённых экспериментам в области психологии конформизма. Одна из работ проводилась на базе резидентской психиатрической программы крупного университского госпиталя. Соискателям позиций (это были заведомо топовые выпускники топовых medical schools) заранее объявили, что им предстоят "стрессоввые, сложные интервью", и что кандидаты должны показать на них свои лучшие качества. По сценарию встречи проводились в затемнённой комнате, интервьюер появлялся с опозданием на 15-20 минут, не извинившись за опоздание, он включал яркую настольную лампу, установленную так, чтобы она светила прямо в глаза собеседнику, а сам надевал тёмные очки. Задаваемые вопросы имели преднамеренно личный характер, впрямую касались сексуальной жизни, интимных привычек, и задавались грубым и бесцеремонным тоном.

Исследователи ожидали, что 100% высокообразованных, талантливых молодых врачей покинет "собеседование", не дожидаясь конца, и не интересуясь результатом. Заранее были заготовлены письма с извинениями и объяснениями. Прогноз не подтвердился. 15% - прошли интервью до конца. Исследователи написали крайне пессимистическое заключение, сокрушаясь, что степень социального конформизма - желание получить престижное место - перевешивает самоуважение и человеческое достоинство. Импликации эксперимента - разного рода общественные прогнозы, базировшиеся на результате опыта, занимали страниц восемь.

Звучало это, примерно, так: "Самоистребительный конформизм несовместим с принципами общественной организации, ставящей во главе угла примат гуманизма и человеческое начало".

Этическая корректность самого эксперимента сомнению не подвергалась.


(продолжение следует)
________________________________________________________________
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments