obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Корень Из "П5" (Виктор Пелевин) 6

Корень №5

Характерное для Пелевина - добраться до первообраза явления. В данном случае - первообраза богатства.

Пространство Фридмана в одноимённом рассказе - это, по сути, царство Маммона. Его дворец. Эпицентр, проецирующий идеальные образы сверхдостатка.

В общем-то, это хорошо известное место. Топография и обстановка давно изучены и описаны.

Во время Вальпургиевой ночи Мефистофель показал его доктору Фаусту:

Видишь, в недрах гор взошёл
Царь Маммон на свой престол,
Световой эффект усилен
Заревом его плавилен.

Фауст

Как облик этих гор громаден!
Как он окутан до вершин
Ненастной тьмой глубоких впадин
И мглой лесистых котловин!
Как угольщики, черномазы
Скопившиеся в них пары,
Как будто это клубы газа
Из огнедышащей горы <...>

Мефистофель

Маммон залить не поскупился
Иллюминацией чертог.
Я рад, что ты сюда явился.

В пелевинском рассказе мозг исследователей-баблонавтов, заброшенных в пространство Фридмана, фиксирует изображение коридора, ведущего в зону высокой температуры.

"В нескольких метрах впереди коридор поварачивал вправо, в какое-то неосвещённое пространство, но сказать, что там, было сложно. Попытка увидеть изображение в инфракрасном и ульрафиолетовых диапазонах мало что добавила к первоначальной картине; выяснилось только, что за углом находится что-то очень горячее."

То есть - совпадение буквальное.

Правда, Фауст побывал на месте сам. Лично во всём убедился. Но ведь на то у него и был Мефистофель.
Современность добывает знания научным путём. Громоздко. Неудобно. Больно.

В мозг баблонавтов вживлялся электрод. Изображение шло на мониторы. Забрасывали исследователей в идеальные сферы, перечислив на их счета через оффшоры громадные деньги. А цель эксперимента была - изучение сознания сверхбогатого субъекта.

В старину вопросы решались всё-таки поизящней. И старый софист в качестве экскурсовода будет получше электорода в мозг. Хотя сам предмет интереса - то, куда человек пытается заглянуть - остаётся неизменным.

***

Виктор Пелевин безусловно наследует классической традиции. И не в этом, - не в общепринятом стиле - туповатом, почтительном, и бессмысленном повторении вслед за.

Пелевин наследник в лучшем. В подлинном.

В одержимости сущностными вопросами; в умении решать смело, безоглядно, прямо здесь, схватившись за любое подручное и при малейшей возможности.

Его награда - нескончаемая череда сплошных литературных удач. Книги - одна лучше другой.

Ожесточённое сопротивление интеллектуального середнячества лишь подтверждает уникальность явления.

( всё целиком, вместе с окончанием, следует)
____________________________________
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments