obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Белый - Погорелый. Сажа и Лажа

Итоговый документ http://www.openspace.ru/literature/events/details/10107/ отражает победу Иванова с Останиным и капитуляцию инсургентов.

Причины замирения очевидны.

За короткий срок плюмаж сажи и лажи, взметнувшийся над пожаром скандала, изрядно очернил премию Белого. Ещё немного и премия была бы изничтожена полностью.

Продолжение боевых действий выходило боком обеим сторонам. Военные затраты вели к стремительному разорению.

Став театром военных действий, предприятие на глазах прогорало, превращаясь в погорелый театр.

Для Кузьмина с Моревым это катастрофа. Всё что им оставалось бы при таком исходе - это играть на подмостках погорелого театра. С менеджерских ролей оба возвращались в исходное положение, в прежнее состояние.

В Никто и в Ничто.

К было забытому репертуару - "подайте сиротам на пропитание".

(В отдельно взятом случае Морева "подайте сиротам" могло бы ещё обогатиться классическим "мы люди-то неместные".)

Поскольку процветающее дело подпалили именно эти два кислых друга, - на публику скандал был вынесен в OpenSpace, в то время как Останин с Ивановым от начала и до конца хранили твёрдое молчание, - то ни рубля, ни шекеля скандалистам никто бы больше не подкинул.

Нет смысла вкладываться, - эти тли только жгут до тла, а разруливать не умеют.

А кому охота нести убытки, оплачивая горячечные амбиции парочки неполноценных?

Никому.

Полыхающий скандал побивал не только настоящее, но и будущее концессионеров.

Спохватившись, они сильно обо всём пожалели, и выразили готовность не только мириться, но и уступить. По всем вопросам.

С другой стороны: сказать про Останина с Ивановым, что они никто и звать их никак, всё-таки, невозможно. Соответственно, положение и самоощущение у дедов принципиально иное. И хотя премия Белого - конечно дело их жизни,

но,

во-первых, - это премиальное дело они уже однажды, в своё время, сделали. И сделали, практически, безукоризенно.

Во-вторых (главное), - публичную разборку затеяли не они.

А значит, что в отличии от Морева с Кузьминым, показали себя не слабохарактерными бузотёрами с пацанскими замашками и базарными наездами, а именно что деловыми и конструктивно настроенными. Потери, вызванные скандалом, очевидно не на них.

Бренд Белого они не чернили.

А значит, что именно деды выглядят гораздо привлекательней в партнёрском отношении. И если спонсер у премии найдётся, то иметь дело он будет с ними, а не с другими.

Морев, в разгар стрррастей, вообще выложил в интернет свою частную переписку с Останиным. Ну и какому бизнес-партнёру - потенциальному бенефектору сдался этот псих-эксцентрик?

Сложившиеся позиция продиктовала исход:

Останин с Ивановым, объявив себя конструктивной стороной, вынуждены были идти до конца, и действительно договариваться.

У Морева с Кузьминым тоже не было выбора. Хлопнуть дверью и уйти они не могли по определению. Уходить им некуда. А торговаться стало невозможно после того как они с самого начала фактически попытались вывести Останина с Ивановым в расход.

Покушение провалилось.

Молниеносная война сорвалась.

В ходе военной операции, продолжавшейся где-то с неделю, повредить удалось только премии Андрея Белого. То есть - себе самим.

Вот поэтому и явился на свет этот бесподобный документ - коммюнике.

Чего только стоит один отдельно взятый пятый пункт ( тут нет никакого антисемитизма):

"Основатели премии Борис Иванов и Борис Останин не могут быть выведены из состава Комитета, кроме того случая, когда кто-либо из них выразит собственное желание покинуть Комитет."

Это песня! И какая!

По существу - пункт пять предствляет собой:

а) задокументированное обвинение Морева с Кузьминым в форме констатации того, что грязное предумышленное покушение на жизнь Иванова с Останиным имело место,
б) что ничто не забыто,
в) что несмотря ни на что, придётся сосуществовать ,
г) что гарантии неприкосновенности требуются самые прямые и недвусмысленные
д) ну и, наконец, самое последнее - ВЫКУСИЛИ?! А теперь сидеть и не сопеть!

И хотя вроде бы второй пункт ( самый многословный и мутный) декларирует равенство всех членов комитета, - пятый пункт сводит его на нет. Действительно, - какое может быть равенство между бандитами, осуждёнными за неудачное покушение и, скрутившими братков, героями?

Пункт первый - закрепляет за Ивановым-Останиным юридические права на премию.
Седьмой - карт бланш на любое премиальное решение, на какую угодно номинаторскую прихоть.

Победители могут и покапризничать. Своё право имеют.

А Винтик со Шпунтиком?
Винтик со Шпунтиком снова на всё готовы.

- Лёг! Встал! Отжался! Прогнулся!
- Да мы - мы-то! - отзываются друзья. - Бежим сломя!
Мы уже. Мы давно.
И даже страшно рады.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments