obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Литературно-Историческое. Об эмиграции.

"Создал ли кто-нибудь гимн изгнанию, этой властной силе творящей судьбу, которая возвышает падающего человека и под суровым гнётом одиночества заново восстанавливает и заново сочетает поколебленные силы души? Художники всегда лишь сетовали на изгнание, оно казалось им помехой на пути к вершине, бесполезной остановкой, жестоким перерывом. Но ритм природы нуждается в подобных насильственных цезурах. Ибо лишь тот познал всецело жизнь, кто проник во все её глубины. Лишь удар, отбрасывающий назад, придаёт человеку наступательную силу.

И прежде всего именно творческий гений нуждается в этом временном вынужденном одиночестве, дабы из глубины отчаяния, из дали изгнания измерить пределы и высоту своего подлинного призвания. Самые значительные призывы доносились к человечеству из далёкого изгнания; творцы великих религий - Моисей, Христос, Магомет, Будда - все они должны были сперва удалиться в безмолвие пустыни, в одиночество, прежде чем возвестить решающее слово. Слепота Мильтона, глухота Бетховена, каторга Достоевского, тюрьма Сервантеса, заключение Лютера в Вертербургском замке, изгнание Данте и добровольная ссылка Ницше в ледяных зонах Энгадина - всё это тайные требования гения, предъявленные вопреки воли человека.

Но и в более низком, более земном мире - в политике, временное удаление даёт государственному деятелю новую свежесть взгляда, позволяет лучше обозреть и рассчитать игру политических сил. Ничто не может быть более удачным для политической карьеры, чем её временный перерыв, ибо тот кто всегда смотрит на мир только сверху с высоты императорского трона, с высоты башни из слоновой кости или с вершины власти, тот знает лишь улыбку льстецов и их опасную покорность: кто сам держит в руках весы, тот забывает свой собственный вес. Ничто не ослабляет художника, полководца, носителя власти больше, чем постоянные успехи и удачи; художник только в неудаче познаёт своё истинное отношение к вторчеству, а полководец только в поражении - свои ошибки; лишь в немилости государственный деятель учится верно оценивать политическое положение. Постоянное богатство изнеживает, постоянное одобрение притупляет; лишь перерыв придаёт холостому ритму новое направление и творческую эластичность. Только несчастье углубляет и расширяет познание действительного мира. Любое изгнание - это суровый урок и наука: она круто замешивает волю изнеженного, колеблющегося оно делает решительным, твёрдого - ещё более твёрдым. Для того, кто силён по-настоящему, изгнание означает не убавление, а, напротив, нарастание его сил. "
_______________________________________________________
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments