obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Из-за Угла ( По поводу "Запретного Искусства")

Классика:

то есть всем хорошо известно как подстреленный эсеркой Фани Каплан, Владимир Ильич Ленин трезво и спокойно отнёсся к случившемуся.

В нескольких словах оценил ситуацию: - "Покушение - профессиональный риск политического деятеля".

Ясно. Чётко.

Такая вот игра по таким вот правилам.

Вопрос исчерпан.

Человек знал - кто он такой, чем занимается, чего следут ожидать.

Поэтому никаких сшибок.

Ум Ленина всегда разумен. Полностью самоотчётен.

Представить его придуривающимся невозможно:

Что ж это такое?! приехал на завод Михельсона в кепочке и пиджачке, чтобы с рабочими товарищами по душам, заслуженный человек, любимец всех и вождь пролетариата, Председатель Совнаркома, и ни за что ни про что, посреди мирной сцены во дворе - никого ведь не обижал, заметьте! средь бела дня, из пистолета "Браунинг" - бах-ба-бах!




Что ты наделала, эсерка Каплан!
Жена-то к обеду ждала. Не дождалась.
Куда ж вы смотрели, друзья и врачи?
Умирает зайчик мой!

А мог бы ещё и круче замутить: - Художника бъют! Тем более, что имел основания.

В личной анкете для делегатов XI съезда РКП(б) на вопрос - сколько лет работали по своей профессии? Ответил - 28 лет как литератор.

Но не стал ведь ни скулить, ни крутить: - Эсерка Каплан пулями хотела заткнуть рот крупному русскому писателю! Уничтожают свободное искусство!

Не изображал малокровного, не валял Ильич ваньку.

Он политический деятель, и то, что ему долгое время приходилось решать политические задачи средствами литературы, ничего принципиально не меняет.

Его литературные занятия имели ПРАКТИЧЕСКИЙ характер. У его литературного труда ПОЛИТИЧЕСКИЕ интересы, ПОЛИТИЧЕСКИЕ цели.

К свободному искусству никакого отношения не имеют.

Прятаться за принципы свободного искусство в его положении было бы и несусветицей и несуразицей.

Беспомощная, жалкая нелепость.

Невозможный абсурд.

Он и не прятался. Принимал судьбу со всеми возможными, в том числе и смертельными, осложнениями как должное.

Меньше ста лет назад, даже ещё, может быть, полвека назад политика и искусство оставались - были - сами собой. Находились в собственных границах. Имели собственную ценность. Смысл.

Сегодня приходится процеживать с марлей, чтобы разобраться что есть где.



Фантазия с Лениным всплыла пока одну за другой читал статьи, интервью, записи в блогах по поводу суда над организаторами выставки "Запретное искусство."

Бардак-кавардак!

Преднамеренного вранья очень много. Но ещё больше наглого, эгоистического лживого невежества. Оно не знает и не хочет знать, - и перетягивает на свою сторону, выворачивает наизнанку просто потому, что так ему удобней и выгодней.

"А для того чтобы быть критиком общества, нужно находиться вне общества, потому что по законам семиотики мы знаем: нельзя описывать систему, находясь внутри неё. Важно дистанцироваться от общества и быть безответственным по отношению к нему. Да-да, если политик, даже и оппозиционный, — фигура ответственная, поскольку он находится в пространстве поступка, то фигура художника безответственна."
http://www.chaskor.ru/article/iskusstvu_vazhno_byt_bezotvetstvennym_18501

Ложь - от начала и до конца.

Никакого отношения критика общества к искусству и к его задачам не имеет.
Критиковать общество может кто угодно. Политик, обыватель на лавочке возле дома, журналист, правозащитник, - да любой! Подчинить цели искусства и задачу художника общественной критике - значит свести художника на уровень политика, обывателя, журналиста, правозащитника.

Превратить художника в политика, правозащитника, журналиста, сделав его популярным у обывателя - это и есть работа, которой Марат Гельман отдаёт себя без остатка. В этом случае художник, а вернее, то, что из него получилось, что осталось - становится заурядным медийным специалистом, чьи услуги можно продавать на медийном рынке по рыночным ценам, устанавливающимся в соответствии с очередной политической коньюнктурой.

Собственно, все представители так называемого актуального искусства и есть медийные специалисты, идеологические солдаты-наёмники, армия, состоящая на жалованье у того или другого гельмана.
Власть заказывает, - верный Кулик лает на оппозицию. Заказывает оппозиция - цепной Кулик кидается на Кремль.





Для лучшего скольза, чтобы легче пошло - грубая ложь о критике общества смазана вазелином научного аргумента:
"А для того чтобы быть критиком общества, нужно находиться вне общества, потому что по законам семиотики мы знаем: нельзя описывать систему, находясь внутри неё."

Вот оно долгожданное слово науки: "по законам семиотики"! Звучит прямо как "по законам военного времени". Шаг в сторону, растрел. Крутые видать пацаны в семиотике водятся. Законники.

Слышен звон бубенцов издалёка. И это не тройки счастливой разбег, это запрыгали весёлые колокольчики у дурака на колпаке. Где Гельман знаний этих своих бесценных набрался, из какого кладезя черпал сияющие перлы откровений, от кого выучился драгоценным премудростям? Кто инвентор концепции и суржика?

Сознавайтесь, придурки, - кто для шефа эту херню сочинял?


Свободный художник и свободное творчество не подчиняются чужим законам. В том числе, законам семиотики. Искусство потому и называется "свободное" - по определению - что существует само по себе и развивается само из себя, исходя из своих собственных законов существования и развития. Само себе закон. Соссюр, Гельман, Дёготь и прочие лотманы ему не указ. Тем более, свободное искусство никогда не занималось "описанием систем" - а именно так и пытается представить дело Гельман. Слыхом про них не слыхало. Дела ему никакого до них нет. Не волнуют искусство системы. Товарищ Гельман ошибся. Это подведомственный ему продвинутый политический пиар создаёт модели систем, просчитывая возможные реакции электората. А Художник в своём творчестве исходит исключительно из самого себя. Исключительно себя представляет во всех своих произведениях.

"Описывать систему" - просто бред обнюхавшегося и обколотого гельмановского спичрайтера, уставшего перебиваться на жалкие секретарские. Которой ждёт не дождётся новой избирательной кампании, политических потрясений, молний, гроз, и сопутствующего им золотого дождя с манной небесной.

***

Теперь поговорим насчёт ответственности и безответственности.
Свободное искусство безответственно. А безответственно оно постольку поскольку бесполезно. В силу того, что не преследует никакой практической пользы. Чтобы это увидеть, возьмём конкретный пример. Лучше общеизвестный. Простой.

"Золотую Осень" Левитана.





Формально перед нами пейзаж. Деревья нарисованы красками на холсте. Реализм.
Деревья - это изображение, картинка. Холст и краски - изобразительный материал. Но в чём смысл изображаемого? Холст, краски на холсте, деревья - всё материальное, в конечном счёте, отрицает само себя, уходит и растворяется ради главного. Движения души художника, которое и воспринимает зритель.
Важно ли в данном случае то, что изображено? Относительно.

Важно настолько, насколько важен самолёт пассажиру, собравшемуся из Москвы во Владивосток. Главное - из Москвы во Владивосток. А самолёт - средство (сообщения). Средство может быть тем или другим. Сообщение - эссенция, суть. Вибрация духа. Начиная с какого-то момента зритель вообще не видит самой картины, он просто купается в Левитане. В самом художнике Левитане. В этом-то, собственно, и заключён весь фокус. (А не в том, что деревья на картинах реалистов похожи на взаправдашние деревья и этим, якобы, интересны неискушённой публике, - как пытается убедить нас искушённый, просвещённый и высокоучёный Гельман.)

К пейзажу могут подойти совершенно разные люди: миллионер и нищий, анархист и государственник, националист и космополит, обыватель и нонконформист. Миллионер от этого не обеднеет, нищий не обогатится, анархист не расшатает государственную власть, государственник - не укрепит, обыватель и нонконформист останутся при своих. Никто ничего не приобретёт, и никто ничего не потеряет, но каждый испытает, почувствует вибрацию Левитана. Всё. Искусство не вторгается в материальные сферы.

О какой ответственности можно здесь говорить? За что?

Пока искусство остаётся самим собой, оно источник специфического наслаждения. Точка.

Так называемое, "актуальное искусство", кроме названия, ничего общего с искусством не имеет. В первую очередь, актуальное искусство это ПРАКТИЧЕСКАЯ деятельность, направленная на извлечение МАТЕРИАЛЬНОЙ, ОСЯЗАЕМОЙ пользы. Выгоды. Деятельность, наполненная утилитарным смыслом.

Специальный институт кураторства - неотъемлимая составляющая актуального искусства - есть по сути деловое управление. Подобное существует на заводах, в фирмах, компаниях, банках, на телевидении, в газетах. Кураторы задают направление развития, указывают перспективные зоны освоения, области продвижения, следят за предложением и спросом. Формируют, в итоге, конечный продукт. Не менее конкретный, чем передача "Едим дома", скажем.

Особо обращаю внимание: институт кураторов занимается изъяснением ПОЛЬЗЫ труда своих подопечных: сегодня, стоя на четвереньках у ювилирного бутика, лаял на подъезжающую в иномарках буржуазию , буржуазия - это плохо, она унижает человека, актуальное искусство борется с буржуазией; вчера скакал голышом на Красной Площади - ответ на чрезмерную централизацию власти, угрозу свободе и демценностям, актуальное искусство отстаивает демократию; испражнялся у церкви - протестует против мракобесия в современном обществе; облизал номерной знак фиата на улице - присягает общечеловеческим ценностям в форме массового товарного производства ...

Эксцентрическая реклама и/или пропаганда - всё равно есть реклама и/или пропаганда.

Совсем не свободное искусство.

Поэтому спрос с актуального искусства должен быть ровно такой как и с любого другого бизнеса. Пиар-агенства. Слово "искусство" в данном случае - это просто слово на вывеске деловой компании. Исходя непосредственно из рода занятий (а не из слова на вывеске), никаких льгот и поблажек актуальному искусству не следует.

Полная ответственность по всей программе.

***

В истории с "запретным искусством". Наехали на христианство. Наезд на христианство в России однозначно прочитывается как наезд на православие. Православная церковь сегодня - активный союзник политической власти. Наехали, пускай из-за угла, но ведь все же ребёнку малому понятно - на политическую власть. Налицо типичная диверсия.

Напали из-за угла, получили из -за угла.

Каков привет, таков и ответ.

В расчёте.

Диверсантов на спецзадании прикрыли званием "художников", рассчитывая таким путём выправить им гражданство в нейтральном государстве свободного искусства. Дипломатические ксивы послов культуры. Обеспечив непробиваемый иммунитет, полную неприкосновенность и абсолютную безнаказанность.

Тогда сколько хочешь можно и колодцы травить, и Москву поджигать, и никто никогда сделать им больше ничего не сможет.

- Перформанс это у нас такой - Москву поджигать. "Война двенадцатого года" называется. Патриотический проект. Наши художники, одетые в крестьянскую одежду, устроят поджоги в историческом центре города. Символический смысл заключается в освобождении и очищении города от скверны ...

Другая сторона ответила ассиметрично. Не от имени политической власти, а от имени якобы задетой православной общины.

Над верой-де надругались, свисток не слушали, закон нарушили.

Не поджигали, но разжигали.

Платите!

В политической диверсии диверсантов обвинять не стали. Спустили дело на тормозах, не доводя до отрытого столкновения. Теперь-то ведь не то что раньше, - теперь демократия, рынок, свободы.

Полуслова, полутона, полумеры для полулюдей.

В духе времени - диверсантам не в ухо дали, а по карману. Звон стоит - будто их в лоб приложили.

Медный; несмолкаемый.

***

Интересно было бы, если бы ответная реакция власти рифмовалась с выступлениями нонконформистов. Собака в центре города? Бросается на автомобили? На живодёрку. Или, скажем, в рамках контр-проекта "Война двенадцатого года": за то, что ряженный народ-патриот Москву сжечь хотел, поставить его прямо к стенке.





В храме бить, в голову, в Кремле, под иконами.

Кстати, ничего патриотического.
Французы придумали.

Ещё до Соссюра.

____________________________________
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments