obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Дентата и Геморрой

У Чехова в "Вишнёвом саде" представлена, кажется, полная энциклопедия общественных типов. Да нет, забирай выше - список судеб на сто лет вперёд.

Портретная галерея в ретроспективе уходящего, перспективе наступающего, с видами на то, что едва проступает. Заготовки для будущего, ХХI века.

Гаев и Раневская, - видимо, в недалёком прошлом благородные, достойные, широкие, не глупые люди - на глазах распадаются до полного самоотрицания, - в бессмысленных, безотвественнных, безнравственных расточителей, тошнотворно-инфантильных.

Соль земли - в грязь и жижу. Разлагаются.

Деградируют до амёб.

Лопахин - полноправный субъект настоящего. Хотя и не хватает звёзд с неба. Кажется, совсем не сверхчеловек - не чужд сентиментальных порывов, простых желаний. В том, что он поднимается, набирает силу, рубит под корень, очевидно не только и не столько его волевое усилие, личная заслуга (или вина), деловая хватка. История овладела им так же, как она овладела Гаевым и Раневской.

Их она толкает вниз, его наверх.

Персонажи "Вишнёвого сада" меньше чем пешки. Роль человеческой личности - да нет у неё никакой роли; и личности тоже нет. Одни слова. Жертвы детерминизма. Личность полностью подмята историческим фатумом. Перемолота в фарш стальной диалектической спиралью.
На заднем плане - массовка, на которую не слишком-то обращают внимание.

Петя, студент; Епиходов, конторщик ; Шарлотта Ивановна, гувернантка ...

Cо студентом яснее ясного - конституционный социал-демократ. С восемнадцатого года в эмиграции. Упомянут в мемуарах Милюкова. Бессеребренник, аккуратист, прекрасный почерк. Угодил под лошадь на Елисейских полях.

Конторщик Епиходов? Дослужился до ротмистра в кавалерии в первую мировую. Ранен в голову. Владимир четвёртой степени. Потом у белых,как-то попал в контр-разведку. Расстрелян в Крыму.

Говорят, что непонятно почему Чехов назвал "Вишнёвый Сад" комедией. Да чего там непонятного-то, только подумайте про что это, - судьба играет с человеком, а человек играет на трубе.

Вдох, выдох, вдох. Вдох, поперхнулся, и сдох.

Типичный чеховский юмор.


Кажется, что пешка может выйти в ферзи особенно и не стараясь. Статист в премьеры.

- Шарлотта Ивановна, покажите фокус! Ну, Шарлотта Ивановна!

Это в начале двадцатого века Шарлотты Ивановны почти что не видно. Тушуется, то и дело пропадает. Гувернатка-приживалка. Расплывчатая неопределённость с иностранным акцентом. Бесхарактреное нечто в длинном клетчатом. Практически бессловесное. В начале ХХI века Шарлотта Ивановна обрела голос, она не только говорит, - пишет, учит жизни. Вещает.

Задрала юбку до шеи, и показала всем:

- Вона чего у меня под юбкой спереди и сзади! Все видали?!

Фокус.

Аншлаг. Триумф.


***

Сцепились Бекки Шарп и Татьяна Толстая.

Хотел от души позлорадствать. Повеселиться. Не получилось, как хотел.

Вроде оно и на подходе где-то - тепло, тепло, - а бодрящий огонь не разгорается. Не бежит по жилам. Не срабытывает что-то. Нет того веселья.
Светит, а вот на тебе - не греет. Почти вхолостую.

Хотя все внешние обстоятельства, казалось бы, налицо.

Девочки что надо.

У Толстой из горла хлещет фонтаном: хде твоё блахадарность, моська, за мои бескорытные человекочасы, безоглядно на тебя потраченные, обернувшиеся временем бесталанно убитым, за кашу из топора, за дыры от сыра с доставкой на дом, за анальгетики, за стакан воды ... Выжму как лимон, каменным пожатьем моей десницы. Будешь помнить Донну Розу до последнего вздоха. Ужо.

Единственное, к чему можно придраться, - м.б. - чрезмерный филологический нажим. Неуместная патина стилизации, натужность аллюзий. Каменный гость этот - как-то тут не очень. С другой стороны, - а чего ожидать от кандидата наук, лучшие девичьи годы отдавшей лермонтоведению. Закономерная деформация личности. Засуха. Хотя и сквозь неё гнусавая страсть безудержно ломится наружу.

- Я девушка благородного происхождения, и за гандоны, вдобавок ко всем прочим угощениям, по дороге к вам в гости купленным, извольте уважать мою светлось! Да-с.

Оппонентша. В свою очередь, роскошь. Профессиональная содержанка. Расход-уход. Дебет-кредит. Подтяжка-мордашка. Кожа на ней аж пузырями поднялась и дымится, с пылу и с жару сражения.

- Врёт! Всё врёт!!
До копеечки с ней расплатилась. На каждую дырку от сыра у меня расписка, нотариально заверенная, подколота. Она сама ко мне пришла и навязалась, имея в виду далеко идущие, низкие своекоростные расчёты, чтобы девушку в хвост и в гриву использовать, а потом обмануть, и надругаться публично на людях! Унизить.Только не на такую напала. Документы скажут и за меня и за себя, а она ответит! ответит!

На стороне Божены Рынски очевидные преимущества - витальная энергия, относительная молодость, живая стилистика современной газетной/жежешной журналистики, и главное - подлинный, данный самой природой - неподражаемый жестяной тембр. Поэтика ржавой консервной банки, которую пнули, и вот шурует самоходом, дребезжит через весь город. Вдоль по Питерской. Зубастая. Дентата. Из распоротого пальца ноги обидчика - кровь, и через недёлю-другую разовьётся необратимое заражение, с последующим, не за горами, летальным исходом.

Толстая, по сравнению, старомодна. Утробна. Запор и геморрой у неё - ничем не изживаемые родовые приметы исторической застойной принадлежности. Гнилая генетика. Природа отдыхает на внучке.

Не то чтобы я беру какие-то стороны в этом поединке. Или приглашаю принимать стороны. Боже упаси! Совсем нет. Мне здесь все нравятся, включая активную аудиторию.

Болельщики в зале - пальчики оближишь.

Неповторимые частные выраженья общего лица. Каждое заслуживает специального внимания. На карандаш и в записную книжку. В My favorites - немедленно! Исключительные реплики подают:

- Пишет, что жила в бедности, и кухни у неё в квартире не было. Да я давно за ней слежу, знаю почему у ней кухни не было ....

Они всё друг про друга знают, давно друг за другом следят. Доход. Метраж. Муж. Сколько сантиметров у мужа. Сравнивают, обсуждают. Все разводы и оргазмы сосчитаны.

В целом - ну олег попов.

Групповое самоубийство по моей личной заявке.

Лучше просто не бывает, и быть не может. Не вообразить. Осуществляются мечты.

А вот не доставляет в такой степени, как должно бы.

Любимый ведь контингент в любимом интерьере, диалоги, сцены, эксклюзивный контент. Тут бы петь и кружить. А мне как-то средненько. Будто бы так и надо.

Воспринимается как должное.

Злорадствовать сладко, когда часть, оторвавшись от своего целого, забывшись, воспарив белым ангелом, предав забвенью бренное, вдруг вынуждена разом вернуться к себе - с облацев набесных на тверди земные. Восстановив тем самым изначальный порядок вещей. Человек - не ангел, он по земле ходит, а не на облаке живёт. Нечего ему слишком-то заноситься. Поэтому мордой в торт смешно всегда, и чем серьёзней, благонравней, святее морда, тем смешней её мазать тортом. Все комедии на это построены:

"вот идёт с портфелем к урне, дядя в шляпе, как культурный, дядя к урне подошёл, плюнул мимо, и пошёл" ..

Тщательно одетый, с порфелем - не настоящий культурный, а "как культурный". Он и одет так тщательно потому, что маскируется в костюм, как шпион в маскхалат. Такой дядя просто обязан нарушить приличия, чтобы не держать больше нас в напряжении. Всё равно ему не верим, видим насквозь, пристально следим. Ждём. Плевок мимо урны - момент истины. Саморазоблачение. Ставит на свои места: - В шляпе, а плюёт мимо урны. Ха-ха-ха. Ну, и сразу чувствуешь лучше, легче, веселее. Гармония восстановлена.

Недотрога в белых чулочках, полетевшая в лужу посреди дороги - смешно. Видали таких недотрог. Но никто не станет смеяться над парой грязных свиней в жирном навозе. Чего смешного-то?





Свиньи - они свиньи и есть. На своём месте. Давно известные.

Прикормленные из олигархического корыта. Подружки закадычные. Недавно хрюкали вместе, а теперь дружба врозь. Одна у другой из помоев корку утащила. Расплевались. Внутривидовая борьба.

________________________
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments