obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

"Письмо Критику Борису Кузьминскому"

Строго говоря, это письмо http://www.openspace.ru/literature/projects/175/details/23768/ адресовано, конечно, не Борису Кузьминскому. 

Идеальному читателю. 













Который, в данном случае, есть  нe кто иной как писатель  Александр Гольдштейн собственной персоной. 

Гольдштейн разговаривает  с Гольдштейном.

Хотя просто так в жизни ничего не бывает, и  Борис Кузьминский  был выбран  на роль жертвы тоже не случайно. 

Напросился. 

Зарекомендовав себя любителем мутной литературной многозначительности и профессионалом по части высокохудожественных двусмысленностей, он и привлёк к себе внимание писателя, переживавшего специфический период, который точнее чем сумеречный не назовёшь.

У Кузьминского хватило  - не знаю чего,  - ума, опыта,  может интуиция сработала - разобраться в том, что не он адресат письма, и оставить эпистолу без ответа.

Так вот бывает: 

письмо, почтовое отправление на имя Бориса Кузьминского содержало бесцеремонно вывернувшееся наружу интимное, и ему  не предназначалось. 

То, что это сугубо внутреннее вдруг стало внешним, породило иллюзорную, и  более того, предельно ложную ситуацию: 

кажется, будто бы писатель оправдывается перед критиком, пытается добиться его расположения, объясняется, призывает на помощь, ищет сочувствия. Кажется, что писателю неотложно понадобился помощник, советчик, друг, врач.

Кажется, 

но

НИЧЕГО ПОДОБНОГО  

Что же это такое - в форме письма, но не письмо? Адресованное, отосланное, но и не предполагающее адресата. Полное ничего не объясняющих объяснений. Длинное, путаное, дезорганизованное, навязчивое, как липкая паутина ночного кошмара. Нелепое, жалобное, агрессивное, несовместимое ни с  чем, и ни с чем не сообразное ...

Писатель отходит от законченного романа, идей, замыслов, фантазий. Разрывает  морок иллюзии, возвращается в реальность. 

Приходит в себя.

Объясняет СЕБЕ САМОМУ что, как, зачем, почему он сделал, пока находился ТАМ.  

В творческом измерении.

Любое, что под руку попадётся из реального мира, за что можно в такой момент зацепиться,  просто  используется. 

Бездумно. 

Инстинктивно. 


Писатель разговаривает (всё ещё) сам с собой, но адресуется (уже) объекту из внешнего, фиксируясь на нём, вытягивает себя вовне.

"Письмо Кузьминскому" документирует технологию отходняка, этим оно и примечательно.

Психологию и физиологию писательских оправлений. 









Коза подошла к забору и почесалась, а Гольдштейн написал письмо критику - явления одного порядка. Если бы Кузьминский ответил, он  бы и уподобился этому самому забору - бессмысленному, пассивному, неодушевлённому.

Из того, что Гольдштейну нужно помедитировать, чтобы прийти в себя после творческого акта,  совсем не следует, что Кузьминский (или кто-то другой) обязан отдавать себя в его полное распоряжение.

С какой стати-то? Удовольствие сомнительное. Да и необходимости нет никакой.

Не выйдет у творческой личности  воспользоваться одним, скоро отыщется замена, найдётся другой кто-нибудь. Подставится, и, скорее всего, даже и не поймёт подо что.

Сюжет ничего  общего с банальным - чёрствый человек отвернулся от страждущего, вложил камень в протянутую руку - не имеет.


Эксцессы, уже разразившиеся в  связи с публикацией "письма",  несовместны с самой природой этого, по своему, интересного документа, и говорят лишь об исключительной дикости участников самодеятельности.

См. здесь: http://oleg-jurjew.livejournal.com/419266.html

 Варварство массовки отчасти оправдывается неподдельной простодушной сердобольностью,  и даже вызывает симпатию, как медсестра из "Покровских ворот", жарко охавшая  в ответ на бесконечные истории своего ухажёра, Льва Евгеньевича.

 - Золя повесился. - Да что вы говорите?! Зачем? Какой ужас? И ничего нельзя было поделать?!!! Какие люди-то злые!








 
Совсем другую разновидность одичания представляет ресурc OpenSpace, работавший на подогреве, и  специально организовавший травлю Бориса Кузьминского. Филолог Глеб Морев цинично использовал литературный документ, чтобы свести счёты с давним врагом.  

Побыв под криминальным владельцем, OpenSpace так и не сумел прийти в сознание. 

Деградировал необратимо.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments