obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Arbuz и Koмпот

Туризм отличается, нечего и говорить.

Прилетел в Нью-Йорк на восемь дней, повсюду успел:

The Cloisters, Metropolitan, MOMA.





А что? Провинциалы - народ любознательный, энергичный.



На метро покатался.

Проинспектировал достопримечательности, любимые пищевые точки посетил.

Совмещал приятное с полезным.

В Метрополитене ажиотаж, толчея, почти что давка.





Выставка Александра МакКуина. Англичанин, дизайнер одежды, покончил жизнь самоубийством в прошлом году. Очередь на много часов. Поглазел на постеры, полистал альбом в книжном магазине, - сплошной Pokemon.





Демонические раскраски.

МакКуина проигнорировал, пошёл в ресторан, и не пожалел - очень неплохо в Метрополитене кормят.

В ресторане, правда, тоже очередь, но тут я проявил настойчивость. Пока суд да дело, развлекался, читая меню.





В меню написано "компот" -






- вот что значит неродной язык, никогда я этого слова прежде в обращении не встречал. Компот в Америке пил, а слова не слышал.

Пробил словари по телефону:

Английское написание полностью совпадает с французским.

КОМПОТ. Заимств. во второй половине XVIII в. из франц. яз., где compote < лат. composita, суф. производного от componere «составлять, складывать». Буквально компот — «составленное» (из разных частей), смесь.

Ничего особенного, можно было и догадаться.

К десерту взял два compote, выпил, ягоды до одной выбрал ложечкой, остался доволен.

Хорошо.

Встречаются случаи сложнее.







"Arbuz" на вывеске кафе способно поставить в тупик самого заядлого лингвиста.


Слово это существует только в русском языке, и, соответственно, в русской транскрипции - "арбуз". Написанное латиницей, оно, если подходить строго формально, бессмыслица.

Лысенковщина, химера, вейсманизм-морганизм.

Нужно знать жизнь, а не ботанику, чтобы понять происхождение диковинного плода, выросшего, скорее всего, на почве эмигрантской языковой адаптации.

Десять унизительных лет владелец этого заведения жил со словарями в обнимку, горючими слезами страницы поливал, каждое слово переводил, ни единого не пропуская:

"Exxon" - на бензоколонке написано.

Сидит взмокший, багровый, шары навыкате, трясётся:

- Не говори мне больше, что это "имя собственное"! Не надо вот, пожалуйста, этих штук! Каждое слово должно что-то обозначать, правильно? Как это так "просто название компании"? "Просто" - ничего не бывает. Вот ты говоришь, - ты знаешь английский язык, - так переведи мне слово "Exxon", как оно будет точно по-русски. Не смей!! Не смей мне говорить "точно как Пепси-кола"! Это не точно! это совсем другое! это бензоколонка, а не газировка чтобы пить! Прекрати издеваться! Я же тебе деньги одалживал, в ресторанах поил … Ну помоги ты мне это понять! Помоги!

Через десять лет человек понял, и вот вам результат. Достижение в личном зачёте. Вряд ли оно обогатит английский. Перед нами случай, казус, нелепый эпизод, тупик, нежизнеспособная мутация.

Русская эмиграция вошла в жизнь Нью-Йорка как это слово с вывески.

"Arbuz"

Слабая, призрачная, быстрорастворимая до мутного осадка.

Вроде прижилась, укоренилась, как бы даже и победила. Вот же ведь стоит - кафе, бизнес, заведение, серьёзное дело, а посмотришь - смех разбирает.

Картинки с улицы.







"Если вы старше 50 лет или находитесь в категории высокого риска, спросите своего врача о колоноскопии."

Это единственная большая цветная реклама, прямо адресованная русским, найдена мной на автобусной остановке в Бруклине, на Корбин Плэйс.

На ней пара этнических русских; то есть - русских-русских; то есть - на картинке русские, а не евреи-эмигранты. Встретить пару с подобной внешностью в Бруклине достаточно сложно.

Образы, созданные художником, заметно отличаются от образов целевой аудитории.

Почему?

Сработал, очевидно, американец, сотрудник крупного рекламного агентства, исходивший не из жизненного, а из культурного опыта.

Русских нарисовать? Да пожалуйста! Элементарно.

Чехов там, интеллигент с бородкой, дядя Ваня, тётя Маня.

Готово!

В конечном счёте, постер отображает культурный опыт выпускника колледжа, промасленный непосредственным восприятием современного русского, почерпнутого из газет и теленовостей.

Русские - погибающий народ. Вымирающая нация, поражённая смертельной, неизлечимой болезнью.

Какая им колоноскопия?

Какой врач?

Анемия.

Краше в гроб кладут.

- Помилуйте, батенька, всe ваши сроки давно прошли, раньше следовало к докторам обращаться. Опоздали. Теперь хорошо если успеете место на кладбище зарезервировать, и то поторапливаться надо. Рысцой бы лучше, рысцой. Да куда?! Куда разбежались? Гемоглобин-то у вас почти что никакой. Не ровен час опрокинетесь на улице, и поминай как звали. Сожгут в городском крематории, а пепел развеют. И не в небе над океанским простором, а где-нибудь за городом, в полях орошения.

А вы что думали? В историю войти рассчитывали как великий народ? Ещё чего!

Да мы вас и в историю болезни не впишем.

Посыл рекламы, созданной на перекрёстке культурно-исторического и современного, ясен.

Остаётся решить практическую задачу.

Чего стоит эта реклама как реклама? Чем она берёт? Как работает?

Целевая аудитория - евреи-эмигранты. Те, кто эмигрировали, чтобы выжить. На картинке изображены те, кто остались. Русские, которые обречены.

- Смотри, еврей-эмигрант, на обречённых русских! Смотри внимательно! Беги, еврей-эмигрант, чтобы выжить. Беги за ранней диагностикой к врачу. Спасай свою жопу!

Прямое коммерческое попадание.

Банк снят.

Очко.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments