obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Операция "Наследник". Союз четырёх

Фильм Соломона Волкова о Евгении Евтушенко стал заметным культурным событием. О нем говорят, его обсуждают.

Фильм получился интересный.

Среди вопросов, которые фильм ставит:
Кто? как? чем? измеряет и оформляет талант, великость, подлинность художника?


DSC01261

( Вписывается в картину )

На чем основывается признание?
Как оно себя обосновывает и утверждает?


***

Стечением обстоятельств Соломон Волков стал уполномоченным обладателем завещаний двух звёзд культуры мирового масштаба - Дмитрия Шостаковича и Иосифа Бродского. Я намеренно опускаю вопрос о подлинности образа Шостаковича в воспоминаниях Волкова, о легитимности издания незавизированной Бродским книги интервью. Всё равно, мы уже имеем дело со свершившимся фактом, с актуальной мифологией. В соответствии с ней, Волков доносит до публики завещания великих мертвых. Политические и культурные. Его репутация наперсника великих устоялась настолько, что Первый канал телевидения ассигновал немалые средства на создание фильма о Евгении Евтушенко, в котором Соломону Волкову отведено сразу несколько ролей. Он - интервьюер Евтушенко, его собеседник, полноправное действующее лицо, и в то же время - распорядитель символического капитала, доверенного ему Шостаковичем и Бродским. В фильме, при участии Волкова, происходит инициация Евтушенко, его посвящение в сонм великих мировой культуры, путем инвестиции символических капиталов, находящихся в распоряжении Волкова.

Процедура признания Евтушенко равновеликим Бродскому принципиально игнорирует масштабы и природу их талантов. Евтушенко изображает соразмерность как нечто само собой разумеющееся, а Соломон Волков ему решительно подыгрывает.

Согласно версии Евтушенко, у поэтов оказалось много общего.

Посещали "Арагви", сидели, если не вместе, то рядом, почти что соприкасались рукавами на конспиративной лубянской тропе.

Но дело даже не столько в этих, в сущности, мелких и невинных провокациях, сколько в возникшей итоговой картине, производящей убедительное впечатление - разделенного двумя поэтами общежития, общей экзистенции.

Как такое могло случиться?
В первую очередь из-за того, что общее действительно имело место.

Евтушенко находился рядом с обоими - с Бродским и с Шостаковичем - в одном социальном измерении. Они принадлежали к одному и тому же кругу, у них были многочисленные общие знакомые, они общались и соприкасались. Говорили друг с другом. Между ними существовало взаимопонимание достаточное хотя бы для того, чтобы спровоцировать разногласия. Вспомним хрестоматийную историю про колхоз. Была бы охота развлекать серьезно больного друга анекдотами из жизни "совершенно ему чужого", советского Евтушенко. В том-то и дело, что анекдот был не о чужом, а о своём. И живая реакция на анекдот это подтверждает. - Если Евтушенко против колхозов, то я за. Бродский бдительно искал в себе Евтушенко, с ужасом находил, тщательно изживал его из себя, что только доказывает существовавшие родство и близость.

Чужое невозможно презирать, не любить, его просто не узнают.

Что было общим? Сама колхозная тема. Политика. Готовность в ней участвовать.

Можно представить другой диалог:

- Евтушенко говорит что он против колхозов.
- А что он там такое говорит? Почему? Не понимаю.

Но ничего подобного случиться не могло. При том, что Бродский был непрочь изобразить небожителя, он даже в шутку не умел игнорировать Евтушенко. Хотя бы чтобы просто подразнить Довлатова:

- Евтушенко говорит что он против колхозов
- А кто такой Евтушенко, и что такое колхоз?

Принципиальная дискуссия по аграрному вопросу сыграла объединяющую роль.

С Шостаковичем Евтушенко ещё и связывает совместная работа - поэма "Бабий Яр".

А дальше - вообще возникает любовь вчетвером.

В том измерении, в котором нашлось место творческому союзу Бродского и Волкова, Шостаковича и Волкова, самым что ни на есть естественным образом открылась вакансия для Евтушенко. Связующей нитью служит Соломон Волков. И как это ни парадоксально выглядит в свете всегдашней брезгливости, высказываемой Бродским в адрес Евтушенко, - всех этих показных передёргиваний плечом: ты, черножопый, животное, быдло, мне не брат, и я за колхоз, если ты против, - именно Бродский передал Евтушенко свой контакт - Соломона Волкова - и, хотя и постмортально, оказал Евтушенко помощь, подтянул его за собой на Олимп.



Слишком многое сошлось, чтобы просто так бездумно, вслед за живым раздражительным Иосифом Бродским, нетерпимо отрицать права Евгения Евтушенко на место равного среди великих.

В астралах произвели решительный переучёт кармических заслуг деятелей культуры. У Бродского забрали, а Евтушенко подкинули пару кредитов в дебетную графу, отчасти уравняв их в памяти потомков. И кажется, что не без некоторых на то оснований.

Или, что тоже похоже на правду, - принципы современной экономики вошли в жизнь настолько, что происхождение символических состояний полностью повторяет судьбу приобретенных денег. Богатеет не тот, кто производит реальное, а кто перегоняет виртуальные деньги со счета на счет, осуществляет программы, получает кредит, и сам даёт в ссуду полученные в кредит средства. За душой - ни-че-го, а при этом все ему должны.

Евтушенко переписал свою кредитную историю, обложил долгами покойников, и, заставив их проголосовать за себя, вошёл в ряды великих.

Cовременный человек, не устаёт жить, идёт в ногу с веком.
Отличился и заслужил.

_______________________
Tags: Операция "Наследник"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments