obgyn (obgyn) wrote,
obgyn
obgyn

Личность Поэта. Сергей Чудаков ( фрагмент 27) 21/1

-

466311.jpg

-
Встреча Сергея Чудакова c Божественным Ребёнком (Puer Aeternus) неоднократно упоминается мемуаристами. На основании практически полного совпадения описаний этого события, сделанных разными людьми, можно заключить, что они с достаточной точностью передают рассказ самого Сергея Чудакова.

Евгений Евтушенко: “< Cергей Чудаков > видел своими оледеневшими детскими глазами, как уголовники утопили в проруби краденного пятилетнего сына лагерницы, заморозили, а потом ели с лезвия финки, как строганину.”

Олег Михайлов: “Он < Cергей Чудаков> помнил, как зеки убили его пятилетнего сверстника, держали трупик в проруби и, регулярно упражняясь в каннибализме, спасали свою грешную плоть.”

Эффектный сюжет с уголовниками-каннибалами рассыпается при малейшем нажиме реалистической критики.

Если ещё можно допустить, что ребёнок, став случайным свидетелем убийства, не замеченный преступниками, cмог уцелеть, - то даже в этом случае все остальные события, одно за другим, нанизанные на повествовательную нить, ничем, кроме расставленных между ними запятых, с требованиями ratio не согласуются.

Из сказанного Евтушенко и Михайловым прямо следует, что пятилетний ребёнок провёл возле проруби, по меньшей мере, несколько дней. Сначала, он наблюдал убийство своего товарища; затем - его утопление; затем - заморожение ( кровь не вода, а раствор солей и белков, поэтому превращение тела в строганину, - длительный процесс, даже в условиях крайнего севера); затем - следил за людоедами, регулярно возвращавшимися к проруби перекусить.

Ещё раз: Сергей Чудаков и помнил и видел, как 1) убили, 2) утопили, 3) заморозили, 4) ели строганину с ножа, 5) регулярно упражнялись в каннибализме, спасая свою грешную плоть.

В реальности ничего подобного произойти не могло.

Либо взрослые, хватившись исчезнувших детей, один из которых был, между прочим, сыном начальника лагеря, забили бы тревогу и бросились бы на их поиски; либо уголовники, обнаружив второго мальчика, убили бы его вслед за первым, избавившись таким путём от опасного свидетеля и пополнив запасы провианта; либо Сергей Чудаков замёрз бы насмерть спустя несколько часов, проведенных на льду под северным ветром возле проруби.

В рассказе о реальных событиях - так или иначе, в том или в другом виде - отразились бы свойства, присущие реальности - физическое время, температура воздуха, социальная конкретика. Ну хоть что-то, хоть какая-то малость должна была бы просочиться из материального мира в контекст леденящего душу нарратива типа - шалун уж отморозил пальчик, ему и больно и смешно.

Однако же ничего подобного здесь не наблюдается.

Почему?

В рамках логики мы находим один единственный возможный ответ: cвойства реальности, и сама реальность, исключены из рассказа, потому что рассказ транслирует ирреальные события.

Именно этим объясняется характерное для ирреальности отсутствие физического времени.

В сфере ирреального - коллективного бессознательного - всё пресуществлено, и содержится в форме энергии. Эта энергия ( либидо) освобождается подсознанием во время сновидения, или видения, или фантазии, в сферу сознания. Сознание преобразует энергию в образы.

Сновидец/фантазёр перерабатывает образный материал и транслирует его в адаптированной к реальности форме. Лингвистически эта адаптация выражается перечислением, которое организует первозданный энергетический хаос откровения в квазитемпоральную модель последовательных событий.

Содержание сно-видения также подвергается адаптации. Сергей Чудаков отредактировал сюжет с каннибалами, согласовав его с общестсвенно-политическими требованием момента, приспособив к антисталинской риторике двадцатого съезда.

Фактически, отчёт Сергея Чудакова представляет пародию на известное высказывание “волкодав - прав, людоед - нет”, адресованное Солженицыным Сталину. Риторическая фигура выпрямлена в буквальное выражение: ‘’вот до какого зверского состояния довёл преступный Сталин русский народ, что друг дружку поедом едят, не щадя малых детушек.”

Бессознательное Сергея Чудакова предвосхитило фирменный приём Владимира Сорокина.

Адаптация - социальная и темпоральная - необходимы для того, чтобы успешно экстраполировать ( раскрыть ) тайну откровения. Для того чтобы сделать откровение доступным внешнему миру, оно переформатируется в соответствии с cовременной ему символической образностью.

В СССР, в шестидесятых годах прошлого века, нуминозный материал манифестировал, согласно существующей конъюнктуре, в облике жертв сталинских репрессий.

Высокий уровень энергии, заключённый в откровениях, делает практически невозможным удержать их в изоляции. Все великие/страшные тайны коллективного бессознательного ( в отличие от личных секретов) самим своим природным устройством обречены на публичное разглашение.

Cопротивляться обналичиванию благой вести невозможно, как невозможно сдержать родовые схватки.

Внешне - негативная, сцена людоедства имела глубоко позитивное содержание, заключавшееся в том, что во время сна, или видения, или психотической фантазии, Сергей Чудаков принял причастие Вечного Ребёнка.

В раннем детстве Сергею Чудакову было дано пророчество: он увидел самого себя в облике преступника, заключённого, голодного, едва живого, спасающегося одним божественным причастием, добытым радикальным антиобщественным способом.

В своём видении/или в своём детском воображении Сергей Чудаков, отождествив себя с уголовниками-людоедами, похитил, убил, и съел Бога.


***

Изображения Божественного Мальчика появляются на картинах художника-мистика Михаила Нестерова, самые известные из которых - “Видение отроку Варфоломею’’ и “Душа Народа”. Хотя верно было бы сказать, что всё творчество Нестерова и все его персонажи представляют фенотипические вариации, выражающие генотип Puer Aeternus. Мальчик узнаваем в ангелах, архангелах, святых, подвижниках, мучениках, Иисусах Христах, портретах знаменитостей обоих полов, которых Нестеров был вынужден рисовать после Революции; Мальчик смотрит с автопортрета самого Нестерова; на нестеровских пейзажах блеклыми, больными красками, он изображён, в виде берез, снега, рек, проталин. Ничего кроме Божественного Мальчика Михаил Нестеров за всю свою жизнь, не переживал, не испытывал, и поэтому не видел и не рисовал. Puer Aeternus заслонил ему всё и стал для него всем. Михаил Нестеров не прожил своей жизни, а это Puer Aeternus прожил жизнь художника Михаила Нестерова.

Характерная для мифологических богов бисексуальность непосредственно проявилась в том, что Нестеров рисовал Мальчика с натурщицы-девочки, недавно переболевшей туберкулёзом, едва сошедшей со смертного одра. Сквозь её прозрачную слабую жизнь, незамутнённые телесностью, просвечивались душа и вечность.

Михаил Нестеров и Сергей Чудаков встретились с одним и тем же архетипом.

В своих мемуарах Михаил Нестеров в мельчайших деталях рассказывает - как, когда, при каких обстоятельствах он был представлен этой духовной сущности.

“В соседстве с нами жила семья Максимович. У вдовы Максимович была мастерская дамских мод под фирмой “Пчёльник”. И действительно, там все трудились как пчёлы. Сами работали, дети учились, и учились прекрасно. Жили дружно. Cама - католичка; дети, по отцу, православные. Младший из Максимовичей был мой сверстник. Часто мы, два Мишеньки, играли вместе, и хорошо играли. Особенно дружно шли наши игры, когда Мишенька Максимович вынимал любимые игрушки, им сделанные из картона иконостосы: будничный - красный, праздничный - белый с золотом. Вынималось многочисленное духовенство с архиереем во главе, и начиналась обедня или всенощная. Мы оба, а иногда и наш мальчик из магазина, изображали хор. Мишенька Максимович делал молитвенные возгласы, и так играли мы в праздник всё утро, если не шли к обедне в церковь. И вот однажды, помню, помню большое смятение. Прислали сказать, что Миша Максимович утонул. Утонул, купаясь в Деме, где так много омутов, водоворотов. Весть поразила нас всех, в особенности меня. Наши поехали на место несчастья. К вечеру нашли утопленника, а на другой день его хоронили. Я был на отпевании, очень плакал … Мишенька и был первый покойник, мною виденный. После него мне достались все его игрушки - оба иконостаса, и всё духовенство, и облачение, и долго вспоминал Мишеньку, играя в любимую нашу игру.”

У Миши Нестерова сформировался психологический двойник - его тёзка, - Мишенька Максимович. Два Мишеньки вместе играли. Игра примечательна тем, что часть её происходит в реальном мире, а часть - в воображаемом. По существу, игра ни чем не отличается от религиозного ритуала. В церкви ( храме ) и в игре действие носит символический характер. В реальности оперируют материальными вещами, а в воображении - наделяют эти вещи свойствами, которых они в реальности не имеют.

Участники игры отождествляются с воображаемым до такой степени, что воображаемое в конечном счёте становится для них значительней реального. Как в анекдоте о враче-психиатре, после бессонного дежурства записавшего в истории болезни: пациент встал на подоконник, раскрыл крылья и взлетел. Можно интерпретировать события, сказав, что доктор заигрался с болезнью до потери чувства реальности; или сказать, что это интенсивные психотические фантазии довели усталого врача до болезни. С какой стороны ни подойди, существо дела останется неизменным - зазеркалье и предзеркалье поменялись местами.

В церкви - в реальности пьют вино и едят хлеб, а в воображении - пьют кровь Бога и едят Его тело, волшебно преображаясь в Бога; поскольку ритуал совершается коллективно всеми прихожанами, то все вместе они превращаются в Единого Бога, сливаясь c ним в безраздельное целое; отдельная личность при этом исчезает, утрачивается.

Детская вера непосредственней веры взрослых. В силу того, что кора головного мозга у детей не достигла зрелости, критическое мышление у них не развито. Поэтому дети склонны в большей степени чем взрослые принимать воображаемое за реальность. Недаром Иисус Христос сказал: Будьте как дети.

У сознательного, нормального взрослого шансов попасть в “царство не от мира сего” немного. Только в специальных обстоятельствах, когда кора головного мозга угнетена, как у психиатра из анекдота, фантазии заступают на место реальности.

Творческая фантазия поэта, художника подобна детской и первобытной фантазии, обладает способностью актуализировать вымышленный мир. Заставляет реальность переживать вымысел как нечто более значительное, чем сама реальность.

Инициировав ритуал - съев плоть Бога, выпив Его кровь - мальчики превращались Бога, и превращались в друг друга, сливаясь в единое целое в едином Боге. Процесс взаимоотождествления фасилитировался ещё и внешними факторами - жительством по соседству, происхождением - из купеческих семей, идентичностью личных имен. Незрелые, недифференцированные пуэрильные индивидуальности не сопротивлялись.

Дети вообще легко себя забывают, самозабвенно перевоплощаются в своих друзей. Распространённый в детской среде обмен одеждой представляет собой ритуал перевоплощения посредством отождествления.

Нищий переоделся в принца, и стал принцем, и наоборот.

Аналогичное происходит в наивных первобытных культурах, когда племенной колдун, намазавшись глиной, извалявшись в перьях, - переодевается птицей - и превращается в птицу; или - натягивает медвежью шкуру, и превращается в медведя. Если преобразившегося в медведя/птицу колдуна ритуально ( понарошку) убить, то охота на реальную птицу или медведя, будет успешной.

События, разыгранные в воображении, с помощью маскарада или ритуала, проходят в потустороннее посредством воображения, и возвращаются в реальность в виде реальных событий.

Мальчики Миши, во время игры научились превращаться друг в друга, установив при этом посредством воображения контакт с потусторонним миром. Потом один мальчик умер, утонул в реке.

Физически находясь на этом свете, Михаил Нестеров испытывал потустороннее посредством связи с умершим Мишенькой Максимовичем, с которым он был психологически отождествлён.

Михаил Нестеров вошёл в контакт с духовным миром, явившимся ему в образе - Puer Aternus.
___
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments