November 11th, 2008

Суперлохотрон. Бахмина-Шоу

Лохотрон - это классика. Не нуждается в представлении. Всем известная игра.

Простой очевидный жулик, собрав вокруг себя группу очевидных простых лохов - граждан, разводит их на бабки.

Столик, шарик, три напёрстка.

Шарик предъявляется, напёрстки перемещаются со скоростью близкой к световой.

- А ну-ка, где у нас шарик?

Граждане-лохи растёгивают кошельки. Сперва им дают выиграть для затравки. Но в итоге деньги всегда перемещаются от лоха к лохотронщику.

Вместе с лохтронщиком работает группа помощников. Ассистентов. Они разогревают толпу, обеспечивают безопасность игрока, прикрывают его отход с деньгами.

Ничего нового. Приелось.

Другое дело, - недавно возникший, но уже популярный

СУПЕРЛОХОТРОН.

Отличие от классического - отсутствие шарика.

Лохотронщик - имеется, напёрстки - в игре, толпа - многочисленная, и гудит.

Шарика нет.

Более того, главная задача суперлохотрона, - чтобы про шарик даже и не вспоминали.

Собственно, я говорю о деле Бахминой-Ходорковского и недавних теледебатах: заслуживает ли беременная Бахмина помилования?

Так стоит вопрос; и вокруг этого вопроса всё и завязалось.

Бахмина и Ходорковский в этой истории - просто напёрстки. Предметы манипуляции. Манипуляторы-лохотронщики - застрельщики и активисты дискуссии. Лохи, которых разводят - увлечённая и вовлечённая аудитория.

А вот шарик, которого нет в игре, и о котором даже и не припоминают - это деньги.

Бабки, бабульки, капуста, грины, зелёные, бир манаты, у.е.

Из Бахминой и Ходорковского их давно вытрясли.

Вот я и спрашиваю: куда бабки делись? Кому отошла юкосовская нефть? Кто там теперь башляет? Кому отстёгивает? Сколько? Кто теперь вместо Ходора и Бахтиной?

Это и есть главный, основной вопрос повестки сегодняшнего дня.

То, что вор в тюрьме - это оно конечно. Пустячок, но приятно. С ударением, всё-таки, на "пустячок". Потому что главное - это деньги и нефть.

Вот про них хотелось бы распросить. С тщательностью и пристрастием необыкновенными.

И вот, чтобы предотвратить распросы, в парах и туманах аминазина, в тщательно отутюженной смирительной рубашке в студию входит примадонна лохотрона. С ещё доперестроечным стажем кадр.

- Аплодисменты, пожалуйста!

Ей навстречу поднимается радикальная оппозиция в лице старого, проверенного сотрудника СМИ Марии Арбатовой.

- Не забудем поприветствовать! Аплодисменты.

И пошла писать губерния!

- Она беременная! Отпустите её! Где гуманизм?!
- Нет, а что будет, если Ходорковский забеременеет?! Вы мне ответьте!! Тоже отпустить?
- Всё зависит от того, в браке он забеременеет или нет. Если Ходорковский забеременеет в браке, то по законам РФ ...
- Это мужской шовинизм! Вы мужская шовинистка в юбке!
- Ничего подобного. Я последовательный либерал. Я доказала это своей судьбой. Всей жизнью, если угодно.
- А вы были хоть раз беременны?! Хоть один? Хоть от Ходорковского?
- Я не не буду отвечать на этот вопрос. Он слишком личный.

Ямбом подсюсюкнул Свиной Холодец. Говновоз.
Тут как тут.

Трясёт целлюлитом лица,
если можно так выразиться.

И всё, вроде бы, ясно. Но народ втянулся. Да как азартно. Принимают стороны.

За Бахмину. Против.

За Свиной Холодец. За Арбатову.

Под весь этот сыр-бор, бабки-то ходорковские совсем переделили и увели. С концами.

А куда увели, так никто и не спросил.

Будто оно никому и не надо.